Главная страница 1страница 2страница 3
скачать файл


СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ

Факультет психологии

СКИПЕРСКАЯ ОКСАНА

ТЕМА: Этапы психического развития младенца.Развитие моторики,перцепции,памяти,мышления.Предречевое развитие.

РЕФЕРАТ

ПРЕДМЕТ : Возрастная психология.

2 КУРС

Преподаватель: Потапова

Таллинн 2002



  1. Введение

2. ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА МЛАДЕНЧЕСКОГО ВОЗРАСТА

    1. Кормление грудью

    2. Врожденные формы психики и поведения

    3. ДВИГАТЕЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ РЕБЕНКА

    4. ВОСПРИЯТИЕ И ПАМЯТЬ У МЛАДЕНЦЕВ

    5. РЕЧЬ И МЫШЛЕНИЕ МЛАДЕНЦА

3.Психическое развитие младенца в основных психоаналитических теориях .

3.1.1 ИНСТИНКТЫ И КОНЦЕПЦИЯ ЛИБИДО



3.1.2 ВОЗЗРЕНИЯ НА ИНСТИНКТ СМЕРТИ

      1. БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ И ИД

      2. ПЕРВИЧНЫЙ НАРЦИССИЗМ

3.2 .1 ПЕРВЫЙ ГОД ЖИЗНИ

      1. ФОРМИРОВАНИЕ ЭГО И СУПЕР

3.2.3 ПСИХОСЕКСУАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ

3.2.4 ОТНОШЕНИЯ С ДРУГИМИ ЛЮДЬМИ

      1. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ

3.3 ПЕРИОД ОТ ОДНОГО ГОДА ДО ТРЕХ ЛЕТ

Рекомендации

Заключение

Список литературы


1. Введение

В последее время внимание многих психологов во всем мире привлечено к проблемам раннего детства. И это не случайно, так как обнаруживается, что первые годы жизни являются периодом наиболее интенсивного и нравственного развития, когда закладывается фундамент физического, психического и нравственного здоровья. От того, в каких условиях оно будет протекать, во многом зависит будущее ребенка.

В период младенчества ребенка также очень важно своевременно создавать условия для формирования тех или иных психологических качеств. Каждый период детства имеет свои особые, неповторимые достоинства, присущие только определенному этапу развития.

В отдельные периоды детства возникают повышенные, иногда чрезвычайные возможности развития психики в тех или иных направлениях, а затем такие возможности постепенно или резко ослабевают.

Ребенок максимально нуждается во взрослом. Общение в этот период должно носить эмоционально - положительный характер. Тем самым у ребенка создается эмоционально - положительный тонус, что служит признаком физического и психического здоровья.

Многие исследователи (Р. Спитц, Дж. Боулби) отмечали, что отрыв ребенка от матери в первые годы жизни вызывает значительные нарушения в психическом развитии ребенка, что накладывает неизгладимый отпечаток на всю его жизнь.

А. Джерсилд, описывая эмоциональное развитие детей, отмечал, что способность ребенка любить окружающих тесно связана с тем, сколько любви он получил сам и в какой форме она выражалась. Л. С. Выготский считал, что отношение ребенка к миру - зависимая и производная величина от самых непосредственных и конкретных его отношений к взрослому человеку.

Поэтому так важно заложить основу доверительных отношений между ребенком и взрослым, обеспечив эмоционально и психологически благоприятные условия для гармоничного развития ребенка.

У новорожденного есть полный набор автоматических реакций так называемых безусловных рефлексов (защитный рефлекс, рефлекс ползания, хватательный рефлекс, или рефлекс Робинзона).Существуют также совершенно необходимые для жизни рефлексы: дыхательный рефлекс, рефлекс сосания и некоторые другие.
2. ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА МЛАДЕНЧЕСКОГО ВОЗРАСТА

Новорожденный и даже еще не родившийся ребенок обладает психикой. Конечно, это психика в ее первичных, зачаточных формах, мало похожая на психику взрослого человека, прошедшую огромный путь эволюции и сложных изменений. И все же именно из этих зачатков, как писал Л.С. Выготский, развиваются высшие психические функции человека.

Уже с первых дней рождения ребенок является не просто “реагирующим аппаратом”, но существом, обладающим хотя и очень диффузной, но все же своей индивидуальной психической жизнью. У него имеются первичные потребности (в еде, тепле, движении), потребности, связанные с фундаментальным развитием мозга (например, потребность в новых впечатлениях), и, наконец, социальные потребности, появляющиеся и развивающиеся в течение первого года жизни: потребность в другом человеке, в общении с ним, в его внимании и поддержке. Эти потребности в дальнейшем становятся важнейшими для нравственного формирования ребенка.

Признание указанных потребностей требует признания у младенца и соответствующих аффективных переживаний. Неудовлетворение какой-либо из них вызывает у ребенка отрицательные переживания, выражающиеся в беспокойстве, крике, а их удовлетворение - радость, повышение общего жизненного тонуса, усиление познавательной и двигательной активности (например, так называемый комплекс оживления) и так далее.

Следовательно, содержание психической жизни детей первого года жизни характеризуются сначала аффективно окрашенными ощущениями, а затем глобально аффективно переживаемыми впечатлениями. Иначе говоря, в сознании младенца в первую очередь представлены эмоциональные компоненты, связанные с непосредственно воспринимаемыми им воздействиями. Тот факт, что самыми злементарными формами психической жизни (ее истоками) являются эмоции, вполне объясним, так как для ребенка, почти лишенного инстинктивных способов удовлетворения своих потребностей и удовлетворяющего их через взрослого, биологически более важными являются ориентация в состоянии своих потребностей, чем в окружающей действительности, и своевременная сигнализация об этом. Переживание представляет собой средство такой ориентации. Однако на протяжении года сознание младенца развивается: в нем выделяются отдельные психические функции, появляются первые чувственные обобщения, он начинает употреблять элементы слов для обозначения предметов.

В связи с этим потребности младенца все больше и больше начинают воплощаться (“кристаллизироваться”) в предметах окружающей действительности. В результате этого сами предметы приобретают побудительную силу. Поэтому, попадая в поле восприятия ребенка, они актуализируют его потребности, находившиеся до этого в потенциальном состоянии, и тем самым побуждают активность ребенка в направлении, соответствующем данной ситуации. Это и определяет ситуативность детей первого года жизни, поведение которых полностью управляется попадающими в поле их восприятия раздражите-

лями.

Таким образом, и это надо особенно подчеркнуть, у детей первого года жизни нет равнодушного отношения к окружающим предметам. Они воспринимают лишь те, которые имеют для них смысл, отвечают их потребностям.



Беспомощность младенца и отсутствие у него внеситуативных (внутренних, но не органических) побуждений определяют и поведение взрослых по отношению к детям этого возраста. Они навязывают им свою волю, выполняя положенный режим сна, питания, прогулок. У годовалых детей, как правило, не спрашивают, хотят ли они гулять, спать, есть.
2.1 Кормление грудью

Кормление грудью - это не только питание , которое обеспечивает ему начало жизни без болезней, хорошее развитие его сил и ума, но и воспитание любовного, доверительного отношения к родной матери, к другим людям. А в младенце - девочке это еще и воспитание материнского инстинкта, который не является врожденным. Опыты с обезьянами супругов Харлоу и Суоми показали, что ожидает детей, выросших без мам.

Пытаясь найти у обезьянок макак тот возраст, когда они легче всего поддаются дрессировке, детенышей отлучали от матерей для проведения опытов. Но для маленьких обезьянок каждое такое расставание с матерью становилось трагедией: они не только плохо обучались, но и останавливались в своем психическом развитии. Пришлось начать новый эксперимент, в котором детенышей отбирали от матерей сразу после рождения. Их помещали в отдельные комнаты и в каждой поставили кресло с мохнатой обивкой, похожей на шерсть матери. В спинке кресла была укреплена бутылка с соской, куда наливали молоко. Обучению и опытам ученых мамы детенышей теперь не мешали, и все шло успешно, но когда кресло вдруг уносили из комнаты, то маленькая обезьянка ложилась на пол, туда, где оно стояло, и, казалось, горько плакала, схватившись за голову обеими лапками. Стоило же вернуть кресло на место, как она прыгала на него, крепко впивалась в мохнатую обшивку и долго не покидала его, словно боясь новой разлуки.

Закончив эксперимент, выросших без мам обезьянок выпустили в общее стадо. Шло время, а они в отличие от всех других самок не давали потомства. Их тогда взяли из стада и рассадили в отдельные клетки с самцами. Но они и тут, как и в стаде, не давали потомства, и только искусственное оплодотворение позволило им родить детенышей. Но материнский инстинкт в них так и не пробудился. Одна оторвала руку своему новорожденному, вторая раскусила голову, как кокосовый орех...

Чем раньше ребенок будет отлучен от груди, тем больше он будет предрасположен к неконтактности, бесчувственности, одиночеству.

В 1956 г. французская исследовательница Марсель Жебер изучала в Уганде развитие движений у африканских детей. К своему удивлению она обнаружила, что маленькие африканцы из бедных семей обгоняют европейских детей в физическом и психическом развитии. Чем младше ребенок, тем разрыв в показателях больше.

Оказалось, что африканская мать воспитывает малыша по - иному, чем француженка или американка. С первых дней жизни ребенок сидит на спине у матери, прочно привязанный куском материи. Где бы ни была мать, с кем бы ни говорила, ребенок всюду с нею. Конечно, в разговор он еще не вступает, но наблюдает с интересом. Главное же грудь матери, источник жизни, вот она, рядом, только протяни руку. Ребенок знает, что он никогда не встретит отказа. Спать он ложится тоже с матерью. Другое дело маленький европеец. Мать его хоть и любит, но не очень-то балует. Лежит он в кроватке, смотрит в потолок. Хорошо еще, если кто-то из знакомых заинтересуется малышом. Питание строго по расписанию: поел, жди следующего раза. Проблема фигуры для европейцев имела тоже немаловажное значение, поэтому они старались поскорее перевести ребенка на искусственное кормление.

Итак, общение с близким взрослым, новые впечатления, чувство безопасности все это маленький африканец получает в избытке, европейскому же малышу этого не хватает. Вот он и отстает в развитии. Но самое любопытное то, что к 2 годам развитие африканского ребенка резко замедляется; европейские сверстники догоняют, а затем и перегоняют его, начинает сказываться уровень культуры окружения.

Вывод очевиден: чем больше взрослые общаются с ребенком, тем интенсивнее идет его физическое и психическое развитие.

Каждый период детства имеет свои особые, неповторимые достоинства, присущие только определенному этапу развития. Более того, имеются основания считать, что в отдельные периоды детства возникают повышенные, иногда чрезвычайные возможности развития психики в тех или иных направлениях, в затем такие возможности постепенно или резко ослабевают. Это заслуживает самого пристального внимания.

Многие факторы указывают на значение “возрастной чувствительности” как предпосылки формирования способностей и как компонента самих способностей. Очень показателен, например, период овладения детьми речью, когда каждого нормального ребенка отличают особая чуткость к языку, активность в отношении языковых форм, элементы языкового творчества. Вместе с тем отмечается и другое: особая расположенность к языку, выполнив свою жизненную функцию, сделав возможным быстрое овладение формами языка и мышления, затем идет на убыль. Известно, что если в силу каких-либо исключительных обстоятельств знакомство с языком именно в эти ранние годы задерживается, то развитие речи затем крайне затрудняется. Так обстоит дело не только с речевыми способностями.

Пользуясь словами Э.Эриксона можно сказать, что события первого года жизни формируют у ребенка “основы доверия” в отношении внешнего мира, некоторую внутреннюю убежденность, что он пришел в мир, который его ждал, который ему рад, который для него уютен, тепл, добр и которому поэтому ребенок может быть открыт.

Важно подчеркнуть, что, если не будет сформировано это чувство базового доверия к миру, то место это не останется пусто его займет чувство “базового недоверия” к миру, боязнь этого мира. Существенно и то, что формирование чувства базового доверия нельзя отложить на потом, потому что если определенная задача развития не решена в отведенное для этого время, то впоследствии это бывает сделать значительно труднее, а порой и невозможно.

Средства для решения этой первой задачи развития и легки и трудны одновременно. Собственно, средство только одно: мать все время должна быть рядом с ребенком, должна все время любить его, улыбаться, нежно и весело разговаривать с ним; она всегда должна быть готова накормить, напоить, обогреть малыша, руки ее неизменно должны быть теплыми и ласковыми, готовыми сменить мокрую пеленку, покачать. Мать при этом должна быть внутренне уверена в том, что делает очень важное, может быть, самое важное дело.

В природе существуют первичная и непосредственная связь матери и ребенка. Период сразу после родов — это время особо повышенной чувствительности как для матери, так и для ее младенца. В сознании обоих прокладываются глубокие психологические борозды, которые радикально воздействуют на последу-

ющее поведение, в особенности на способность к материнству.У отцов, которые были свидетелями рождения своего ребенка, формируется особенно сильная привязанность к детям, и они так же, как и их жены, испытывают глубокие духовные переживания во время родов.

Исследования доктора М.Клауса и доктора Д.Кенелла при участии Университета педиатрии в Кливленде (США) показали, что женщины, ребенок которых сразу после рождения имел контакт "кожа к коже" с матерью, установили тесный союз с малышом, лучше заботились о младенце, не имели проблем при кормлении грудью (так как сразу после родов предлагали новорожденному молозиво).

Также необходимо понять, что отрыв новорожденного от материнского организма - колоссальный стресс для него. Ребенок не должен лишаться материнской защиты, поэтому в этот период ему необходимо постоянно ощущать биополевую защиту и "подкормку" от матери.Первый час после родов — очень важное время для матери и младенца. Оно может до некоторой степени определить, как ребенок будет относиться к матери, что в свою очередь может повлиять на его отношения с другими людьми и с миром, его окружающим. Этот критический период после родов может сильно повлиять на способность человека любить и вообще испытывать привязанность.

Интересные исследования провела советский психолог С. Ю. Мещерякова. Она помещала годовалых детей в незнакомую комнату. Хотя в комнате имелись новые, привлекательные предметы, некоторым малышам было не до них; они пугались, плакали, искали маму. Испуг был еще сильнее, если в комнату входил экспериментатор в маске. Стоило, однако, войти матери и взять малыша на руки, как страх исчезал, ребенок успокаивался и немедленно приступал к исследованию.

Социальная ситуация общей жизни ребенка с матерью приводит к возникновению нового типа деятельности, непосредственного эмоционального общения ребенка и матери. Как показали исследования Д.Б.Эльконина и М.И.Лисиной, специфическая особенность этого типа деятельности состоит в том, что предмет этой деятельности - другой человек. Является ли общение ведущим типом деятельности в младенческом возрасте?

Исследования показали, что дефицит общения в этот период сказываются отрицательно, так после второй мировой войны в психологию вошло понятие “госпитализм”, с помощью которого описывали психическое развитие детей, потерявших родителей и оказавшихся в больницах или детских домах. Многие исследователи отмечали, что отрыв ребенка от матери в первые годы жизни вызывают значительные нарушения в психическом развитии ребенка, что накладывает неизгладимый отпечаток на всю его жизнь.

Французский психолог Рене Спитц изучал детей в домах ребенка и в хороших ясельных учреждениях с большим количеством обслуживающего персонала. Дети из домов ребенка сильно отставали в психическом развитии. Несмотря на то, что уход, питание и гигиенические условия в этих учреждениях были хорошими, процент смертности был очень большим. К 2 годам многие из них умерли от госпитализма. Большинство же из уцелевших в 4-летнем возрасте не умели ходить, одеваться, есть ложкой, самостоятельно справлять нужду, говорить, отставали в росте и весе. Ясельные дети развивались нормально. Оказалось, что самый опасный и уязвимый возраст - от 6 до 12 месяцев. В это время ребенка ни в коем случае нельзя лишать общения с матерью. А если уж иначе нельзя, надо заменить мать другим человеком.

Хуже всего то, что ребенка, заболевшего тяжелой формой госпитализма, нельзя вылечить до конца. Рана, нанесенная личности, заживает, но оставляет след на всю жизнь.

Американский психолог Берес исследовал личности 38 взрослых людей, которые в детстве болели госпитализмом. Только семеро из них смогли хорошо приспособиться к жизни и были обычными нормальными людьми; остальные обладали разными психическими дефектами.

Во многих работах указывается, что в условиях госпитализма страдает предречевое и речевое развитие, разлука с матерью сказывается на развитии познавательных функций, на эмоциональном развитии ребенка.
2.2 Врожденные формы психики и поведения

Без точного знания того, с чем ребенок рождается на свет, без глубокого понимания процессов его естественного развития по биогенетическим законам трудно воссоздать полную и достаточно сложную картину развития ребенка, строить на ее основе обучение и воспитание.

Люди, окружающие младенца, помогают ему с рождения во всем. Они обеспечивают физический уход за организмом ребенка, обучают, воспитывают его, способствуют приобретению человеческих психологических и поведенческих черт, приспособлению к условиям общественного существования

Вместе с тем младенец уже при рождении обладает немалым запасом практически готовых к употреблению, сложных сенсорных и двигательных способностей - инстинктов, позволяющих ему приспосабливаться к миру и быстро прогрессировать в своем развитии. У новорожденного с рождения, например, имеется немало сложных движений, развивающихся в основном по генетически заданной программе в процессе созревания организма, в том числе рефлекторных, возникающих сразу и без специального обучения с первых часов жизни под воздействием соответствующих внутренних и внешних стимулов, закодированных в качестве ключевых в программах развития этих движений.

При рождении у младенца имеются ощущения всех элементарные формы восприятия, памяти, благодаря которым становится возможным его дальнейшее познавательное и интеллектуальное развитие. Они представляют собой генетически заданные структуры или блоки сенсорных систем, из которых непосредственно или при незначительной прижизненной модификации строятся более сложные познавательные структуры. В число таких базовых элементов восприятия можно включить, например, механизмы зрительного, слухового и мышечного сосредоточения, слежения за объектами, их сличения, локализации в пространстве, сохранения в памяти, обработки следов их воздействий.

Младенец, которому от рождения всего лишь 1-2 дня, уже способен различать химические вещества по вкусу. Обоняние как один из древнейших и важнейших органов, чувств начинает у него функционировать также сразу после рождения. Такими же особенностями обладают элементарное зрение, движения и слух.

В первые два месяца жизни ребенок демонстрирует способность к рефлекторному повороту головы в ответ на прикосновение какого-либо предмета к уголку рта, сильно сжимает ладони при касании их поверхности, совершает общие некоординированные движения руками, ногами и головой. У него имеется также способность зрительного слежения за движущимися объектами, поворота головы в их сторону. В родильных домах дети в первые дни их жизни инстинктивно поворачиваются лицом в сторону окна, из которого льется дневной свет.

Младенец способен различать вещества на вкус. Он определенно предпочитает сладкие жидкости другим и даже способен определить степень сладости. Новорожденный ощущает запахи, реагирует на них поворотом головы, изменениями в частоте сердцебиений и дыхания. Эти двигательные и физиологические реакции аналогичны тем, которые наблюдаются у взрослых людей при повышенном внимании и особом интересе к чему-либо.

Следует также назвать группу врожденных процессов, способствующих самосохранению и развитию детского организма. Они связаны с регуляцией пищеварения, кровообращения, дыхания, температуры тела, обменных процессов и т. п. Несомненно врожденными являются сосательные, защитные, ориентировочные, хватательные, опорно-двигательные и ряд других рефлексов; все они отчетливо проявляются уже на втором месяце жизни ребенка.

Готовность к функционированию с рождения обнаруживают не только основные органы чувств, но и головной мозг.Количество нервных клеток в коре головного мозга у новорожденного почти такое же, как у взрослого человека, однако эти клетки еще незрелые, а связи между ними слабые. Созревание мозга и организма ребенка, их превращение в мозг и организм взрослого происходят в течение нескольких лет после рождения и заканчиваются только с поступлением в школу. Созревание и развитие мозга находится под прямым влиянием множества разнообразных внешних воздействий и впечатлений, которые получает ребенок от окружающей среды. Проведенные исследования обнаружили, что в мозге ребенка, с момента рождения которого прошло не более полутора суток, можно зарегистрировать различные электрические потенциалы, возникающие в ответ на воздействия цветовых раздражителей на орган зрения. К этому времени мозг уже в состоянии формировать условные рефлексы.

Применительно к младенцу важно знать не только врожденные формы психики и поведения, но и процесс естественного развития организма. Особое значение в первые месяцы жизни имеет развитие движений .
2.3 ДВИГАТЕЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ РЕБЕНКА

Моторика младенца с рождения имеет довольно сложную организацию. Она включает в себя множество механизмов, предназначенных для регуляции позы. У новорожденного нередко проявляется повышенная двигательная активность конечностей, которая имеет положительное значение для формирования в будущем сложных комплексов координированных движений.

Развитие движений ребенка в течение первого года жизни идет очень быстрыми темпами, причем прогресс, достигаемый в этом отношении за двенадцать месяцев, поразителен. Из практически беспомощного существа, располагающего ограниченным набором элементарных общих врожденных движений рук, ног и головы, ребенок превращается в маленького человека, не только легко стоящего на двух ногах, но относительно свободно и самостоятельно передвигающегося в пространстве, способного одновременно с движениями ног выполнять сложные манипулятивные движения руками, освобожденными от локомоции (функции обеспечения передвижения в пространстве) и предназначенными для исследования окружающего мира.

В младенческом возрасте быстро формируются двигательные навыки детей, особенно сложные, сенсорно скоординированные движения рук и ног. Эти движения в дальнейшем играют весьма существенную роль в становлении познавательных и интеллектуальных способностей ребенка. Благодаря движениям рук и ног ребенок получает значительную часть информации о мире, на движениях рук и ног учатся видеть по-человечески глаза. Сложные ручные движения входят в первичные формы мышления и становятся его неотъемлемой частью, обеспечивая совершенствование интеллектуальной деятельности человека.

Все предметы ребенком примерно до семимесячного возраста захватываются почти одинаково. После семи месяцев можно наблюдать, как движения рук, и в частности кисти ребенка, постепенно начинают приноравливаться к особенностям захватываемого предмета, то есть приобретают предметный характер. Вначале такое приспособление наблюдается в момент непосредственного контакта руки с предметом, а после 10 месяцев приспособление руки и кисти осуществляется заранее, еще до касания предмета, только на основе его зрительно воспринимаемого образа.Это свидетельствует о том, что образ предмета начал активно управлять движениями рук и регулировать их, то есть о том, что у ребенка возникла сенсомоторная координация.

Согласованные действия рук и глаз начинают появляться у ребенка довольно рано, задолго до того момента, когда возникает четкая сенсомоторная координация. Ребенок схватывает в первую очередь те предметы, которые попадаются ему на глаза, и это отмечается уже на втором - третьем месяце жизни. На следующем этапе, относящемся к возрасту от 4 до 8 месяцев, система скоординированных зрительно-моторных движений усложняется. В ней выделяется фаза предварительного слежения за объектом до того, как он будет схвачен. Кроме того, ребенок начинает зрительно и двигательно предвосхищать траекторию перемещения предметов в пространстве, то есть прогнозировать их движение.Одним из первых младенец усваивает хватание и удерживание предметов в руке, пытаясь приблизить их ко рту.Возможно, что в этом своеобразном действии проявляется атавизм, связанный с тем, что у многих животных основным органом манипулирования и исследования окружающего мира были челюсти.

Сначала ребенок схватывает случайно оказавшиеся под рукой предметы, которые она встречает на пути своего естественного следования. Затем движения руки становятся более целенаправленными и управляемыми образом зрительно воспринимаемого предмета, находящегося на некотором расстоянии от ребенка. Младенец ловит его, манипулирует им, обращая внимание на свойства этого предмета. Наиболее яркие и привлекательные свойства предметов он начинает воспроизводить при помощи повторных движений. Например, он трясет погремушку для того, чтобы воспроизвести издаваемый ею звук; бросает предмет на пол с целью проследить траекторию его падения; стучит одним предметом о другой, чтобы еще раз услышать характерный звук. В этом возрасте ребенок уже начинает понимать, что воспроизведение движений способно еще раз воссоздать желаемый результат.В этот период происходит начало формирования произвольных движений, и все это относится к первому полугодию жизни.

На втором полугодии дети начинают подражать движениям взрослых, повторять их и тем самым оказываются практически подготовленными к началу научения путем подражания. Ранее сформировавшиеся движения глаз играют ориентировочно-исследовательскую роль в совершенствовании сложных ручных движ. С помощью зрения ребенок изучает окружающую действительность, контролирует свои движения, благодаря чему они становятся более совершенными и точными. Глаз как бы “обучает” руку, а с помощью ручных движений в предметах, которыми манипулирует ребенок, открывается больше новой информации. Зрение и движения рук становятся далее основным источником познания ребенком окружающей действительности.

К концу младенческого возраста у ребенка возникает особая форма движения, служащая средством направления внимания взрослого человека и управления его поведением с целью удовлетворения актуальных потребностей ребенка. Это в первую очередь указательный жест, адресованный взрослому, сопровождающийся соответствующей мимикой и пантомимикой. Ребенок указывает взрослому рукой на то, что его интересует, рассчитывая на помощь взрослого.


2.4 ВОСПРИЯТИЕ И ПАМЯТЬ У МЛАДЕНЦЕВ

Из всех органов чувств главнейшее значение для человека имеет зрение. Оно первым начинает активно развиваться в самом начале жизни. Уже у месячного ребенка можно зафиксировать следящие движения глаз. Сначала такие движения осуществляются в основном в горизонтальной плоскости, потом появляется слежение по вертикали и, наконец, к двухмесячному возрасту отмечаются элементарные криволинейные, например круговые, движения глаз. Зрительное сосредоточение, то есть способность фиксировать взор на предмете, появляется на втором месяце жизни. К концу его ребенок может самостоятельно переводить взгляд с одного предмета на другой.

Младенцы первых двух месяцев жизни большую часть времени бодрствования занимаются рассматриванием окружающих предметов, особенно тогда, когда они накормлены и находятся в спокойном состоянии. Вместе с тем зрение является чувством, наименее развитым при рождении (имеется в виду тот уровень развития, которого зрение может достичь у взрослого человека). Хотя новорожденные в состоянии следить глазами за движущимися объектами, однако вплоть до 2 - 4 - месячного возраста их зрение является относительно слабым.

Достаточно хороший уровень развития движений глаз можно отметить у ребенка примерно к трехмесячному возрасту. Процесс формирования и развития этих движений не полностью предопределен генетически, его скорость и качество зависят от создания соответствующей внешней стимулирующей среды. Глазные движения детей развиваются быстрее и становятся более совершенными при наличии в поле зрения ярких, привлекательных предметов, а также людей, совершающих разнообразные движения, за которыми может наблюдать ребенок.

Примерно со второго месяца жизни у ребенка отмечается способность к различению простейших цветов, а на третьем - четвертом месяцах формы предметов. В две недели у младенца, вероятно, уже сформировался единый образ лица и голоса матери. Опыты, проведенные учеными, показали, что младенец проявляет очевидное беспокойство в том случае, если перед его взором появляется мать и начинает говорить “не своим” голосом или когда чужой, незнакомый человек вдруг “заговаривает” голосом матери (такая экспериментальная ситуация с помощью технических средств искусственно создавалась в ряде экспериментов с детьми младенческого возраста).

Наблюдая за развитием детей первого года жизни, психологи Н. Л. Фигурин и М. П. Денисова обнаружили, что примерно на шестой недели жизни ребенка его поведение при виде взрослого человека резко меняется. Если раньше взгляд малыша лишь ненадолго останавливался на взрослом человеке и быстро “убегал” в сторону, то теперь происходит нечто совсем иное: ребенок долго и внимательно смотрит в глаза взрослому, на лице его появляется улыбка, он начинает гулить. Создается впечатление, что поведение ребенка осмысленно, он весь тянется к взрослому и как бы говорит ему: “Не уходи, побудь со мной подольше”. Ученые назвали эту удивительную реакцию младенца “комплексом оживления”.

На втором месяце жизни младенец особым образом реагирует на людей, выделяя и отличая их от окружающих предметов. Его реакции на человека являются специфическими и почти всегда ярко эмоционально окрашенными. На улыбку матери в возрасте около 2 - 3 месяцев младенец реагирует также улыбкой и общей активизацией движений. Было бы неправильно связывать возникновение у ребенка комплекса оживления со зрительным восприятием хорошо знакомых лиц. Многие слепые от рождения дети также начинают улыбаться примерно в двух-трехмесячном возрасте, услышав только голос своей матери.

Улыбка на лице ребенка возникает и поддерживается не сама собой. Ее появлению и сохранению способствует ласковое обращение матери с ребенком или заменяющего ее взрослого человека. Для этого выражение лица взрослого должно быть добрым, радостным, а его голос приятным и эмоциональным.

Установлено, что интенсивное эмоциональное общение взрослого с ребенком способствует, а редкое и бездушное препятствует развитию комплекса оживления и может привести к общей задержке психического развития ребенка.

Дальнейшие наблюдения и работы исследователей (Д. Б. Эльконина, М. И. Лисиной и других) показали, что комплекс оживления есть не что иное, как выражение потребности ребенка в общении со взрослым, активная попытка малыша привлекать и удерживать взрослого человека, общаться с ним.

Первые элементы комплекса оживления появляются на втором месяце жизни. Это замирание, сосредоточение, улыбка, гуление, причем все они вначале возникают как реакции на обращение взрослого к ребенку. На третьем месяце жизни эти элементы объединяются в систему и появляются одновременно. Каждый из них выступает как специфическая реакция на соответствующие воздействия взрослого и служит цели активизации общения ребенка со взрослым. На заключительном этапе его развития комплекс оживления демонстрируется ребенком всякий раз, когда у ребенка появляется потребность общения со взрослым.

К трех-четырехмесячному возрасту дети своим поведением отчетливо показывают, что они предпочитают видеть, слышать и общаться лишь со знакомыми людьми, как правило, с членами семьи. В возрасте около восьми месяцев ребенок проявляет состояние видимого беспокойства, когда в поле его зрения оказывается лицо незнакомого человека или когда он сам попадает в незнакомую обстановку, даже если в этот момент времени рядом с ним находится родная мать. Боязнь чужих людей и незнакомого окружения довольно быстро прогрессирует, начиная с восьмимесячного возраста и до конца первого года жизни. Вместе с ней растет и стремление ребенка постоянно находиться рядом со знакомым человеком, чаще всего с матерью, и не допускать долгой разлуки с ним. Наивысшего своего уровня эта тенденция возникновения страха перед чужими людьми и боязни незнакомой обстановки достигает примерно к 14 - 18 месяцам жизни, а затем постепенно уменьшается. В ней, видимо, проявляется инстинкт самосохранения в тот особо опасный для ребенка период жизни, когда его движения неуправляемы, а защитные реакции слабы.

Рассмотрим некоторые данные, которые характеризуют развитие восприятия предметов и памяти у детей в младенческом возрасте. Замечено, что такое свойство восприятия, как предметность, то есть отнесенность ощущений и образов к предметам окружающей действительности, возникает к началу раннего возраста, около одного года. Вскоре после рождения ребенок способен различать тембр, громкость и высоту звуков. Способность запоминать и хранить образы в памяти в своих первичных формах также складывается у младенца в течение первого года жизни. До 3 - 4 - месячного возраста ребенок, по - видимому, в состоянии хранить образ воспринятого предмета не более одной секунды. После 3 - 4 месяцев время сохранения образа увеличивается, ребенок приобретает способность узнавать лицо и голос матери в любое время дня. В 8-12 месяцев он выделяет предметы в зрительном поле, причем узнает их не только в целом, но и по отдельным частям. В это время начинается активный поиск предметов, внезапно исчезнувших из поля зрения, что свидетельствует о том, что ребенок сохраняет образ предмета в долговременной памяти, надолго выделяет его из ситуации и соотносит с ней, то есть фиксирует объективные связи ,существующие между предметами.

Специфика ассоциативной памяти, которая уже есть у детей младенческого возраста, состоит в том, что довольно рано они оказываются способными к созданию и сохранению временных связей между сочетаемыми раздражителями. Позднее, примерно к полутора годам, формируется долговременная память, рассчитанная на длительное хранение информации. Ребенок второго года жизни узнает знакомые предметы и людей через несколько недель, а на третьем году жизни даже через несколько месяцев.

Формирование хватательных движений у ребенка, начинающееся примерно с третьего месяца жизни, оказывает существенное влияние на развитие у него восприятия формы и величины предметов. Дальнейший прогресс в восприятии глубины у детей напрямую связан с практикой передвижения ребенка в пространстве и с действиями освобожденной от локомоторных функций руки. Сенсорные процессы, включаясь в обслуживание практических действий по манипулированию предметами, перестраиваются на их основе и сами приобретают характер ориентировочно - исследовательских перцептивных действий. Это происходит на третьем и четвертом месяцах жизни.

Младенцам годовалого или близкого к этому возраста присущ отчетливо выраженный познавательный интерес к окружающему миру и развитая познавательная активность.

Они способны сосредоточивать свое внимание на деталях рассматриваемых изображений, выделяя в них контуры, контрасты, простые формы, переходя от горизонтальных к вертикальным элементам рисунка. Младенцы проявляют повышенный интерес к цветам, у них весьма выражена ориентировочно - исследовательская реакция на все новое и необычное. Младенцы оживляются, воспринимая явления, отличные от тех, с которыми они уже встречались раньше.

Существует гипотеза, предложенная Ж. Пиаже, что у младенцев уже существует прототип схемы в форме элементарной способности упорядоченного отражения действительности в виде общих свойств, присущих ряду сходных, но не идентичных явлений. Об этом говорит тот факт, что многие годовалые дети различают группы предметов, объединенных по общим признакам: мебель, животных, еду, в том числе по изображениям.

Если на первом полугодии жизни ребенок обнаруживает способность узнавать предметы, то в течение второго полугодия жизни он демонстрирует возможность восстановления образа предмета по памяти. Простой и эффективный способ оценить умение ребенка воспроизводить образ заключается в том, чтобы спросить его, где находится известный ему предмет. Ребенок, как правило, начинает активно искать этот предмет поворотами глаз, головы, туловища.

Для того чтобы глубже понять, какого уровня развития достигает младенец в восприятии, необходимо обратиться к понятию когнитивной схемы.

Схема - это главная единица восприятия, которая представляет собой след, оставленный в памяти человека воспринятой картиной и включающий в себя наиболее информативные, существенные для субъекта признаки. Когнитивная схема объекта или ситуации содержит в себе подробную информацию о наиболее важных элементах этого объекта или ситуации, а также о взаимосвязях этих элементов. Способность создавать и сохранять когнитивные схемы есть уже у младенцев. Старшие дети формируют когнитивные схемы незнакомых объектов после того, как посмотрят на них в течение нескольких секунд.

Чем взрослее ребенок, тем лучше он научается выделять информативные признаки воспринимаемого объекта и абстрагироваться от недостаточно информативных. Для того чтобы уловить настроение человека, дети смотрят ему в глаза, прислушиваются к его голосу. Одновременно они обучаются вести целенаправленный поиск нужных информативных элементов.К концу первого года жизни относятся первые признаки наличия мышления у ребенка в форме сенсомоторного интеллекта.Дети этого возраста замечают, усваивают и в своих практических действиях используют элементарные свойства и отношения предметов. Дальнейший прогресс их мышления непосредственно связан с началом развития речи.




2.5 РЕЧЬ И МЫШЛЕНИЕ МЛАДЕНЦА

Хотя развитие речи и мышления начинается в младенческом возрасте, тем не менее в течение первого года жизни формирование этих двух функций идет относительно независимыми путями, по своим собственным законам.

Речь преимущественно развивается как средство общения на базе данной ребенку от рождения способности к пониманию эмоционального состояния другого человека по его мимике, жестам и пантомимике. Первичному развитию наглядно-действенного мышления предшествует становление манипулятивных движений рук, совершенствование работы органов чувств и формирование всех операционных структур, их координации, о которой писал Ж. Пиаже. Он выделяет это как период сенсомоторного интеллекта (0-2 года).

Младенец переходит от рефлекторного уровня новорожденного, на ко­тором его Я и окружающий мир не дифференцируются, к от­носительно связной организации сенсомоторных действий, независимой от его непосредственного окружения. Эту орга­низацию представляют акты приспособления к вещам в виде перцептивных и двигательных действий, основанных на ре­альных вещах. Символических преобразований еще нет, кон­кретные успехи интеллекта этого периода можно представить следующим образом: появляются циркулярные реакции (повто­ряющиеся действия разной степени сложности), возникает координация схем при установлении отношений между целя­ми и средствами, путем проб и ошибок изобретаются новые средства, новые средства появляются и благодаря мгновенно­му озарению (“инсайту”). Кроме того, ребенок приобретает множество частных сведений об объектах и их свойствах в пространстве, времени, причинности. Он, занимаясь подра­жанием и игрой, узнает и свои свойства (своего Я) и свойства объектов как различные. Внутри общей системы сенсомотор­ных действий обособляется восприятие как особая система Я-действий, именно в этот период константность восприятия достигает высокого уровня развития.

Значительный вклад в дальнейшее развитие этой формы мышления вносит совершенствование ориентировочно-исследовательской деятельности младенцев.

Успешность усвоения речи и понимания ее значительно возрастает, если наряду с собственно речевым общением ребенок имеет возможность активно манипулировать предметами, называемыми взрослым, самостоятельно изучать, исследовать их.

Активные действия детей с предметами возникают между 7 и 10 месяцами жизни. Примерно около года в деятельности исследовать предметы не только с помощью рук, но также и других предметов, употребляемых им в качестве орудий. Например, взяв в руки палочку, ребенок может прикасаться ею к другим предметам, воздействовать на них (толкать, двигать, переворачивать и тому подобное).

Появление и развитие звуковой стороны речи ребенка можно проследить следующим образом. Уже на втором месяце жизни у самих детей различаются звуки голоса, свидетельствующие об особенностях их внутренних состояний, например звуки удовольствия или неудовольствия. Начиная с третьего месяца жизни появляются смех и проявление радости, которые к концу первого полугодия приобретают довольно устойчивый характер.

С семи месяцев жизни в голосе ребенка выделяется интонация, связанная с обращением, просьбой. С десяти месяцев появляются голосовые признаки настойчивости. Интонационное структурирование речи происходит в течение первого года жизни и является доминирующим направлением в ее развитии. На основе интонационного структурирования возникает возможность невербального общения взрослого и ребенка еще до того, как ребенок практически начинает овладевать человеческой речью. Первые произносимые им звуки речи несут в себе значительные отпечатки эмоциональной экспрессии.

Рассмотрим теперь, как идет развитие познавательной сферы младенца, подготавливающее формирование интеллекта ребенка.

Новорожденные младенцы не включены в практическую деятельность, они только общаются со взрослыми, а в период бодрствования, находясь в одиночестве, изучают при помощи органов чувств свое ближайшее окружение. С помощью рук, отчасти ног, они манипулируют находящимися в пределах их досягаемости предметами, то есть вырабатывают умения и навыки, которые впоследствии оказываются включенными в процесс решения практических сенсомоторных задач.

По мнению Дж. Брунера, ребенок младенческого возраста познает окружающий мир главным образом благодаря привычным действиям, с помощью которых он на этот мир практически воздействует. Со временем, как правило, уже за пределами младенческого возраста, мир оказывается представленным ребенку еще и в образах, сравнительно свободных от действий, а далее и в понятиях.

Вплоть до конца первого года жизни узнавание объектов ребенком зависит не столько от характера самих этих объектов, сколько от того, какие действия они вызвали.В этом возрасте ребенок еще не способен четко дифференцировать образ предмета и реакцию на него.

Во втором полугодии жизни ребенка возникает тесная связь между восприятием и действием.

Первоначально действие ребенка совершается только при помощи рефлекторных движений органов чувств, например принимает форму “устремленного взгляда”, обнаруживающегося в движениях глаз или ориентации головы.

Позднее появляются схватывание рукой, захватывание ртом, удерживание в руке и тому подобное.

Образовавшаяся связь между восприятием и действием подготавливает развитие интеллектуальных операций, первыми элементарными проявлениями которых выступают сенсомоторные действия ребенка, направленные на поиск предметов и преодоление различных препятствий, возникающих на пути его продвижения.
3.Психическое развитие младенца в основных психоаналитических теориях .

Ортодоксальная психоаналитическая теория наделяет новорожденного инстинктами, либидо, начальной диффе­ренциацией сознания на уровни, интригующим резервуа­ром, называемым “ид”, и, наконец, состоянием, описыва­емым как первичный нарциссизм. В этой главе рассматриваются традиционные определения перечислен­ных.


3.1.1 ИНСТИНКТЫ И КОНЦЕПЦИЯ ЛИБИДО

Фенихель и Стерба :Ортодоксальная психоаналитическая теория объясняет психические феномены как результат динамического взаи­модействия сил. Конкретно взаимодействие осуществляется между побуждающими силами, или инстинктами, и контр­силами, представленными внешним окружением. Делается различие между внутренними стимулами организма, таки­ми, как голод, жажда, сексуальное влечение, и стимулами из внешнего мира .

Ричард Стерба определяет инстинкт как “психичес­кое отображение постоянно активных стимулов, возникаю­щих в теле и переходящих в психику из соматической сфе­ры”. Инстинкт является пограничным понятием между психическим и соматическим, так как он связан с влиянием на психику, обусловленным соматическими изменениями. Иллюстрацией может служить пищевой инстинкт. Недоста­ток пищи вызывает химические изменения в организме или органические стимулы. Эти стимулы по-разному проявляют­ся в психике, например, в виде перемены настроения. Ин­стинкт поэтому описывается как сила, воздействующая на психику в целях произведения психических изменений. Вы­ражение “постоянно активные” основывается на факте, что соматические стимулы постоянно поступают в мозг и не могут быть приостановлены. Внешних стимулов, с другой стороны, можно избежать. Например, если идет дождь, вы и без зонтика не промокнете, спрятавшись в дверной проем; если же вы голодны, проблема разрешима только прямым путем — необходимо поесть.

Фенихель описывает три характеристики инстинкта: 1) цель; 2) объект; 3) причина. Целью инстинкта является удовлетворение, наступающее в процессе устранения состоя­ния возбуждения. При достижении цели потребность удов­летворяется. Объект инстинкта принадлежит к внешнему миру и требует взаимодействия с ним. Пища, например, представляет собой объект пищевого инстинкта.

Стерба добавляет четвертую характеристику: влечение или движущая сила инстинкта. Он определяет влечение как количество энергии, заложенной в инстинкте. Сила инстинкта оценивается степенью и количе­ством препятствий, которые могут быть преодолены на пути к удовлетворению потребности. В случае голода влечение к пище становится настолько сильным, что отметаются все условности.

Фенихель классифицирует инстинкты на две группы: 1) имеющие отношение к простым физическим потребнос­тям; 2) связанные с сексуальными побуждениями. К первой категории относятся дыхание, голод, жажда, дефекация и мочеиспускание. Процесс удовлетворения такого рода по­требностей относительно несложен. Соматические изменения вызывают соответствующие переживания, которые приводят к специфическим действиям для уменьшения напряжения. Общая особенность этих инстинктов состоит в необходимости быстрого удовлетворения, допускающего малое индивиду­альное разнообразие. Фенихель поэтому говорит о небольшой важности первой группы инстинктов для психологии.

Другая группа — сексуальные инстинкты — функциони­рует в более свободной и сложной манере. Если не происхо­дит удовлетворения изначальным путем, сексуальные инстинкты способны изменять цели и объекты, исчезать из сознания и вновь появляться в замаскированном виде. По­добно первой группе инстинктов, они функционируют от рождения, и формы сексуальности у взрослых представляют собой продолжение детской сексуальности.

Это подводит нас к концепции “либидо”, которое опре­деляется как энергия сексуальных инстинктов. Каждый об­ладает количеством энергии, служащим, в широком смыс­ле, резервуаром для сексуального выражения. Предполагается, что количество либидо фиксировано и на­личествует от рождения. В процессе развития либидо привя­зывается к различным органам тела и претерпевает разнооб­разные трансформации, описанные Фрейдом как “превратности либидо” (направленность вовне и внутрь, фиксация, регрессия, вытеснение, сублимация).

Томпсон и Салливан: Воззрения на проблему либидо существенно варьируют от позиции Юнга до точки зрения неофрейдистов. Для Юнга либидо представляет первичную энергию, лежащую в основе не только сексуальной, но всей психи­ческой жизни (“фундамент и регулятор психического су­ществования”). Это фундаментальное влечение, движущая жизненная сила, вбирает питание, рост, сексуальность, интересы и т.д. Неофрейдисты, с другой стороны, полнос­тью отбрасывают инстинкты и либидо. Они допускают зна­чение биологических потребностей и их влияние на про­цесс развития, но отказываются от признания либидо в качестве движущей силы, преследующей эротические на­слаждения. Взамен они пытаются истолковать биологичес­кое развитие ребенка в свете культурных влияний и обус­ловленных культурой межличностных отношений.

Согласно Томпсон , теория либидо Фрейда оказывается неудов­летворительной в объяснении агрессии, перверсий и нарциссизма. Различие между школами станет яснее, когда мы рассмотрим всю генетическую последовательность форми­рования личности. Неофрейдисты тем не менее имеют определенное мнение относительно потенциала личности новорожденного. Гарри Салливан , например, следуя за Адлером, утверждает, что человек рождается с “неким побуждением к власти”. При рождении влечение не вполне сформировано, но способно к развитию. Первые фрустрации биологической устремленности к обладанию порождают направленность на преодоление внутреннего чувства бессилия. Салливан иллюстрирует свою мысль рассуждением о ребенке, неспособном достичь впер­вые увиденную луну. Неудача приводит к фрустрации влече­ния к власти и компенсаторному поиску способов приобрете­ния могущества.



Устремление к могуществу, таким образом, считается важнее, чем чувство голода, жажды или сексуаль­ное вожделение, потому что лежит в основе всех этих влече­ний. Устремление к власти является настолько существенным, что степень его удовлетворения или фрустрации определяет развитие личности. По словам Салливана :“Полноценное развитие личности наряду со стремлением к безопасности в основном базируется на открытии ребенком своего бессилия в достижении определенных желаний имею­щимися в его распоряжении средствами. Разочарование пер­вым опытом постнатальной жизни (в отличие от внутриут­робной жизни, где все доступно) приводит к началу грандиозного развития действий, мышления, предвидения и т.д., ограждающих от чувств опасности и беспомощности в неблагоприятных условиях”.

3.1.2 ВОЗЗРЕНИЯ НА ИНСТИНКТ СМЕРТИ

Фрейд первоначально разделил инстинкты на две катего­рии: 1) инстинкты самосохранения или эго-инстинкты; 2) сексуальные инстинкты. Конечным ито­гом стало разделение на инстинкт жизни — Эрос и ин­стинкт смерти — Танатос. Инстинкт жизни включал либидо и часть инстинктов эго; инстинкт смерти представлял новую отдельную концепцию, такую же важную, как теория Эро­са. Инстинкт смерти активируется сразу при рождении и выражается в тенденции к возвращению органической жиз­ни в предшествующее неорганическое состояние. Процесс жизни подразумевает напряжение, а влечение к смерти пре­следует цель освобождения от напряжения. Новая концепция помогла Фрейду объяснить самодеструктивные побуждения (например, самоубийство), агрессию по отношению к дру­гим (например, война) и компульсивные наклонности к повторению ранее болезненного опыта. Все психические фе­номены, таким образом, получали объяснение в понятиях слияния или смешения двух инстинктов.

Фенихель допускает существование деструктивных вле­чений и их противоположность сексуальным желаниям любви. Однако в отличие от Фрейда он утверждает, что оба вида влечений дифференцируются из одного источника. В обоих случаях имеет место стремление к релаксации путем разрядки напряжения или осуществляется закономерность, названная Фенихелем “принципом постоянства”. Для иллю­страции действия принципа постоянства в случае эротичес­ких инстинктов он проводит аналогию с голодным ребен­ком: ребенок просыпается, чтобы удовлетворить голод, и опять засыпает. Агрессивные влечения, с другой стороны, не имеют своей собственной цели, но скорее представляют собой способ реагирования на фрустрацию. Если устойчи­вость к фрустрации недостаточна и возникает напряжение, то агрессия способствует избавлению от него. В заключение Фенихель повторяет, что нет необходимости предполагать дихотомию инстинктов. По его мнению, адекватная деталь­ная классификация инстинктов станет возможной только тогда, когда физиология представит лучшую информацию об их происхождении.

Томпсон: Неофрейдисты тоже не признают врожденности инстинкта смерти. Томпсон высказывает несколько возражений фрейдовской теории: 1) самоубийство и агрессия по отношению к другим вызываются в основном жизненными фрустрациями и трудностями в межличностных отношени­ях; 2) так называемая деструктивность ребенка может быть не преднамеренной а являться, следствием любопытства и простого неведения; 3) согласно теории Фрейда, ребенок, родившийся в благоприятном окружении, все равно несет в себе выраженные деструктивные силы. По мнению Томп­сон, деструктивность развивается в неблагоприятном окру­жении.

3.1.3 БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ И ИД

Ортодоксальный подход: Дальнейшие соображения о потенциале личности ново­рожденного изложены в концепции бессознательного. Счи­тается, что расщепление психической сферы на уровни — бессознательный, предсознательный и сознательный — про­исходит в раннем детстве. Психическая жизнь новорожденного поэтому может быть охарактеризована как недифференци­рованное состояние, из которого начинают быстро форми­роваться уровни сознания.

Определение и значение бессознательного. Бессознательное определяется как огромная область психической жизни, ко­торая никогда не осознавалась или прежде была сознатель­ной и подверглась вытеснению. Это динамическая концеп­ция в том смысле, что бессознательные импульсы постоянно самым активным образом стремятся к сознательному выра­жению. Влияние бессознательного гораздо могущественнее, чем сознаваемого, оно может глубоко изменять идеи, эмо­ции и даже соматическое состояние, при этом человек не сознает его влияния. Важность данной концепции для теории суммировал Фенихель:“Предположение о существовании бессознательного спо­собствует психоаналитическим исследованиям в поиске науч­ного объяснения и понимания сознания. Без такого предполо­жения феномены сознания в их взаимодействии остаются непонятными; такое предположение делает возможным предсказание и систематическое воздействие, что характе­ризует успешность любой науки”.

Доводы Фрейда в пользу бессознательного: “...а) В пост­гипнотическом состоянии выполняются внушения, удер­живаемые в бессознательном, б) доказательства, полу­ченные посредством интерпретации сновидений, в) раскрытие причин ошибок памяти, речи, действий, г) факт неожиданного появления в сознании неизвестно от­куда взявшихся идей или даже решение проблем без учас­тия сознания, д) небольшой объем содержания сознания по сравнению со скрытым содержанием психики, е) рас­познание посредством психоаналитической техники зна­чения психических и физических симптомов свидетель­ствует о скрытой стороне психической жизни, и, вообще, аналитическое исследование раскрывает процессы, имею­щие характеристики и особенности, которые кажутся нам чуждыми, не заслуживающими доверия и прямо противо­речат известным атрибутам сознания, ж) наконец, дока­зательство от противного основано на том, что признание бессознательного позволяет создать высоко успешный практический метод для оказания воздействия на процес­сы сознания”.

Свойства бессознательного. Бессознательное имеет оп­ределенные специфические характеристики, которые от­личают его от предсознания (уровня, близкого к созна­нию, с содержанием, способным стать сознательным) и самого сознания:

1. Желания, основывающиеся на инстинктивных влече­ниях, находятся в бессознательном и существуют независи­мо друг от друга. По словам Фрейда, “они свободны от про­тиворечий”. Когда два желания, чьи цели кажутся несовместимыми, одновременно проявляют активность, они не умаляют и не аннулируют друг друга. Происходит их комбинация и формируется компромиссная цель.

2. Процессы в бессознательном существуют вне времени. ни Не изменяются по истечении времени и не имеют временной последовательности. Временные отношения являют­ся Функцией сознания.

3. Бессознательному не свойственны отрицание, сомнение. Это скорее функции цензуры, которая существует между бессознательным и предсознательным.

4. Бессознательные процессы имеют очень незначитель­ное отношение к реальности. Они регулируются собствен­ной силой и принципом удовольствия, т.е. поиском удо­вольствия и избеганием боли. Другими словами, бессознательное — аморально.

5. Энергия, связанная с бессознательными идеями, гораз­до мобильней, чем энергия предсознания или сознания. Эта свободно плавающая энергия направляется в соответствии с “первичным процессом”. Он не подвержен требованиям ре­альности, времени, упорядоченности, логики; легкость сгу­щения, перемещения обусловлены только вероятностью раз­рядки. “Вторичный процесс”, которым характеризуется предсознание, отличается большей дифференцированностью.



Происхождение бессознательного. Вопрос о происхожде­нии бессознательного остается очень спорным. Фрейд гово­рит о “первичных фантазиях”, которые обнаруживаются на­столько часто, что складываются в типичные формы. Поначалу Фрейду казалось, что их происхождение восходит к опыту раннего детства, но позднее он перешел на “фило­генетическую” позицию. Индивид посредством расовой на­следственности преодолевает “пределы своей жизни и стано­вится обладателем опыта древности, его собственный опыт носит только рудиментарный характер”. Фрейд добавляет, что бессознательные фантазии “были реальностью в перво­бытном существовании человечества, и воображение ребен­ка просто заполняет пропасть между индивидуальной и дои­сторической истиной” .

Сущность бессознательного. Согласно Фрейду, бессозна­тельное состоит только из идей. Неверно говорить о бессоз­нательных влечениях, эмоциях, чувствах. Инстинкт не мо­жет быть объектом сознания — только идея, представляющая инстинкт. Подобным образом дело обстоит с бессознательным, поскольку, если инстинкт не связан с идеей, о нем ничего не известно. Рассуждения о бессозна­тельных или вытесненных инстинктивных влечениях не бо­лее чем безвредное несовершенство языка.

Как не бывает бессознательных инстинктивных влече­ний, так не может быть и бессознательных эмоций. Рас­смотрение на практике бессознательных — любви, вины, тревоги — основано на трудно распознаваемом процессе, который не противоречит общему принципу. Случается, что некая эмоция неправильно интерпретируется. Это иска­жение возникает в результате связи эмоции с иной идеей. Эмоция переживается в процессе выражения вторичной идеи. В данном случае первоначальная идея может быть опи­сана в качестве бессознательной, она и была реально вы­тесненным представлением.

Фенихель, с другой стороны, считает, что закономерно говорить о бессознательных эмоциях. Состояния напряжения в организме, если не блокируются, вызывают специфичес­кий настрой. Он может рассматриваться как бессознательная предрасположенность. Поэтому то, что неведомо индивиду, возможно, представляет собой установки — на гнев, сексу­альное возбуждение, тревогу или вину.

Отношение бессознательного к ид. Фрейд впоследствии дополнил свое представление об уровнях психики топогра­фическим разделением личности на ид, эго и супер-эго. С точки зрения последовательности нашего изложения в дан­ном разделе целесообразно рассмотреть только ид.

Точное отношение между бессознательным и ид никогда не было ясно сформулировано. Некоторые авторы использу­ют оба понятия поочередно, в то время как другие, включая Фрейда, считают плодотворным их разграничение. Вероятно, наилучшим является представление об ид как части бессоз­нательного. Другими словами, ид целиком принадлежит к бессознательному, но не исчерпывает его.

Ид может быть описано следующими характеристиками:

1. Ид — источник инстинктивной энергии индивида, ре­зервуар его либидной энергии .

2. Ид служит удовлетворению либидных побуждений, по­винуясь принципу удовольствия.

3. Ид — аморально и алогично, не отличается единством намерений.

4. Ид обладает филогенетической памятью.

Юнг предлагает собственную концепцию бессозна­тельного, которая лишь частично совпадает с подходом Фрейда. Прежде всего Юнг разделяет бессознательное на две сферы: личное бессознательное и коллективное бессозна­тельное. Личное бессознательное содержит забытые впечат­ления, вытесненные тягостные мысли, подпороговые ап­перцепции и, наконец, материал, еще не “созревший” для осознания.

Основные отличия от фрейдовской интерпрета­ции следующие: 1) меньшее подчеркивание вытеснения — личное бессознательное для Юнга не столько результат вы­теснения, сколько следствие тенденции каждого индивида к одностороннему развитию, какая-то часть возможностей вытесняется, открывая простор реализации других возмож­ностей; 2) бессознательное не обязательно содержит непри­емлемые черты, положительные особенности оказываются в бессознательном в силу одностороннего развития.

Коллективное бессознательное связано с наследованием человеческих первообразов. Оно содержит “материал из самых глубин бессознательного”, из той области бессознательного, которая никогда не станет осознанной. Юнг пишет :“У каждого индивида имеется (помимо его личной памяти) множество “первобытных образов”. Это прообразы представле­ний человека о мире, носящие непреходящий характер и наследу­емые посредством мозговых структур из поколения в поколение”.

Что касается наследования идей, Юнг говорит :“Я никогда не делал утверждений о наследовании идей, но предполагал наследование предпосылок к возникновению идей, их зачатков, а это нечто совершенно другое. Мне еще не доводи­лось обнаруживать бесспорных доказательств наследования об­разов памяти, но я не исключаю, что, кроме коллективных хра­нилищ, не содержащих ничего индивидуального, психикой унаследуется опыт с индивидуальным отпечатком”.

Первообразы, или архетипы, становятся известными бла­годаря интерпретации символики сновидений. Метод ассоциа­ций раскрывает в значении сновидений не только личное, но и коллективное бессознательное. Архетип — универсальная познавательная категория, общая для целой нации или даже

эпохи. Это унаследованная организация психической энергии. Мифы — излюбленные носители расовых архетипов. Приме­рами являются архетипы матери и отца. Собирательный про­образ матери, оказывающий влияние на любого человека, выражен в паттерне всего защищающего, обогревающего, кормящего. Защищающая мать одновременно ассоциируется с кормящей землей, плодородным полем, теплым очагом, пе­щерой, окружающей растительностью, дающей молоко коро­вой, травой. Символ матери обращен к месту рождения, тво­рящему пассивно, такому, как природа, материя, бессознательное, инстинктивная жизнь. Архетип отца, с дру­гой стороны, означает такие вещи, как сила, мощь, автори­тет, творческое вдохновение и вообще все движущееся и ди­намичное. Отцовский образ ассоциируется с реками, ветрами, штормами, битвами, разъяренными животными наподобие быка, порывистыми и меняющимися явлениями мира, он в то же время — причина всех изменений.

Этот особый аспект системы Юнга, касающийся перво­бытных образов, имеет нечто общее с фрейдовским пред­ставлением о филогенетической наследственности, как в размышлениях о первобытной орде. Юнг, однако, приписы­вает совершенно другую роль функции бессознательного. Он считает, что коллективное бессознательное является храни­лищем мудрости времен, скрытым в мозге. В бессознатель­ном не прекращается активность по созданию комбинаций в целях указания будущего индивида. Результат деятельности бессознательного, по мнению Юнга, превосходит в утон­ченности и масштабе работу сознания. Поэтому Юнг расце­нивает коллективное бессознательное в качестве “непрев­зойденного руководителя” человеческих существ... могущественной духовной наследственности в развитии че­ловека, возрождающейся в каждом индивиде”.

Неофрейдисты считают концепцию бессознательных психических процессов величайшим достижением Фрейда. Томпсон, например, старается показать, что отбрасывание понятий либидо и инстинктов никоим образом не препятствует допущению разных уровней осознания как ключево­го теоретического построения. Основная критика сосредото­чивается на рассмотрении Фрейдом бессознательного в каче­стве места размещения инстинктов и их психических заменителей; его последующее представление об ид еще уяз­вимее в этом отношении. Хотя Фрейд заявляет, что ид про­сто речевая конструкция и не может размещаться в какой-либо части тела, Томпсон, читающая между строк, чувствует актуальность для Фрейда идеи локализации.

Критика более частного характера относится к мнению Фрейда о совместном нахождении в бессознательном вытес­ненного опыта и сил ид, которые как-то соединяются в целях получения сознательного выражения. Согласно Фрейду, вытес­ненный материал, например, может заимствовать энергию у ид, чтобы получить выход. Томпсон считает это утверждение очень спекулятивным и не поддающимся научной проверке.



3.1.4 ПЕРВИЧНЫЙ НАРЦИССИЗМ

Фрейд:Состояние первичного нарциссизма является еще одной особенностью новорожденного. Под нарциссизмом понима­ют обращенность либидо в большей степени на себя, чем на объекты внешнего мира. Первичный нарциссизм представля­ет изначальное состояние новорожденного, неспособного проводить различие между собой и внешними объектами. Сексуальные цели этого периода целиком аутоэротичны, т.е. связаны с любовью к себе. Эго еще не отдифференцировалось, и ребенок ощущает себя всемогущим, поскольку его потребности удовлетворяются как само собой разумеющееся. Считается, что он обладает “океаническим чувством”. В пос­ледующей жизни перед лицом серьезных стрессов индивид испытывает соблазн возвратиться к первоначальному идил­лическому чувству безопасности — иллюстрацией служит кататонический шизофреник. Это возвращение к самовлюб­ленности вследствие неудовлетворенности социальными связями называется “вторичным нарциссизмом”.

Фрейд в работе под заглавием “О нарциссизме” пытается обосновать концепцию первичного нарциссизма дедуктивным методом из наблюдений за родителями. Он пи­шет :“При наблюдении отношения любящих родителей к ребен­ку мы не можем не заметить оживления и воспроизведения их собственного давно оставленного нарциссизма. Их чув­ства, как известно, характеризуются переоценкой объекта, что достоверно указывает на нарциссическое происхожде­ние. Они приписывают ребенку все совершенства, которые не подтверждает трезвое наблюдение, и пренебрегают его недостатками — с этой тенденцией связано отрицание сек­суальности ребенка. Родители отказываются в пользу ребен­ка от культурных приобретений и воскрешают в его личнос­ти свои былые притязания. Ребенку покупаются лучшие, чем у родителей, вещи; он не должен подвергаться необходимым требованиям жизни. Болезнь, смерть, безработица, неизбеж­ное ограничение желаний не должны касаться ребенка, в угоду ему следует изменить законы природы и общества. Он сердцевина вселенной: “Его Величество Ребенок”, как нам самим когда-то мечталось быть. Ребенку предназначено осуществить несбывшиеся мечты и желания родителей — вместо отца стать героем или выйти замуж за принца в качестве запоздалой компенсации устремлений матери. Нар-циссическую позицию ослабляет эго, находящееся под давле­нием реальности, тогда безопасным способом удовлетворения нарциссических побуждений становится ребенок. Родительс­кая любовь, такая трогательная и по существу ребяческая, ничего более чем возобновление нарциссизма, трансформиро­ванного в любовь к объекту, но безошибочно себя обнаружи­вающего” .



Гринейкр связывает концепцию “первичного нар­циссизма” с введенным ею понятием “первичной тревоги” и самим процессом рождения. Фигурально говоря, она рас­сматривает первичный нарциссизм в отношении к тревоге как “поверхностное” напряжение, которое может быть больше или меньше в соответствии с потребностями организма. Увеличение тревоги вызывает нарастание нарциссизма; из­быток нарциссизма развивается отчасти в качестве попытки организма преодолеть повышение тревоги. Одной из иллюст­раций является крик новорожденного, выражающий трево­гу и в следующий момент служащий сохранению “могуще­ства” посредством призыва родителей на помощь.

Процесс рождения способствует трансформации расслаб­ленного, относительно дремлющего нарциссического состо­яния плода в первичный нарциссизм новорожденного. Пер­вичный нарциссизм, по мнению Гринейкр, не исчерпывается океаническим чувством величия. Он также несет в себе начала активного психического влечения, осно­ванного на биологической потребности выживания. В перио­ды последующих психических стрессов, таких, как травма или депривация, происходит наращивание нарциссизма, описанного как либидный заряд побуждения, которое на­правлено на атаку или защиту. Гринейкр проводит аналогию с голодной амебой, выкидывающей псевдоподии для захва­та пищи. Рудиментарная форма этого влечения имеет место у новорожденного.



Фромм: Неофрейдисты критикуют концепцию нарциссизма за понятие фиксированного количества либидо. Они отмечают, что, согласно Фрейду, чем больше любви направлено на внешний мир, тем меньше остается самому себе, и наоборот. Фромм возражает против этой формулировки, так как она приводит к неприемлемой позиции: нарцисс представ­ляется обогащенной личностью по сравнению с человеком, способным к любви. В действительности, по мнению Фром­ма, человек, испытывая любовь к окружающим, не истоща­ется, а обогащается. Человек, способный по-настоящему лю­бить себя, любит других. Человек, неспособный любить других, не способен любить себя. Первичный и вторичный нарциссизм всецело отличаются друг от друга. Первичный — говорит о самоуважении; вторичный — служит защитой против осознания утраты самоуважения. Вторичный нарциссизм, проявляющийся в тщеславии, повышенном внимании к своему телу, общем эгоцентризме, является не самовлюб­ленностью, а ненавистью к себе вследствие чувства безус­пешности и отсутствия любви со стороны окружающих .
скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Тема: Этапы психического развития младенца. Развитие моторики,перцепции,памяти,мышления. Предречевое развитие
798.87kb.
Викторина «Путешествие в страну Читалию»
61.19kb.
Глава Этапы развития речи у детей раннего возраста
570.34kb.
1. Упражнение «Мой любимый фрукт»
45.48kb.
Использование конструктора Лего для развития мелкой моторики и мышления учащихся
83.51kb.
Эколого краеведческая игра
111.31kb.
Учитель: Сергеева И. А
101.88kb.
Цель: Приобщение учащихся к отечественной и мировой культуре, воспитание потребности в чтении, формирование нрав­ственных позиций, эстетического вкуса, культуры поведения
57.9kb.
Программа спецкурса «Основы логического мышления»
444.27kb.
Необходимо развитие научного миропонимания
155.31kb.
Эволюция разума, организма и сущности
356kb.
Iii занятие. Мышление. Развитие мышления. Межполушарная асимметрия мозга
23.63kb.