Главная страница 1страница 2страница 3
скачать файл

Павел ШАХОВ-ТАЛИЦА

Сезон любви

рассказы, стихотворения

Челябинск 2005

УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус) Ш32



Ш32 Шахов-Талица П. Сезон любви (рассказы, стихотворе­ния). Челябинск: Цицеро, 2005. - 92 с.

Павел Шахов-Талица - 1951 года рождения. Детство и юность прошли в деревне Талица Свердловской области. Живет в городе Сатка. По специальности - горняк. Автор стихов бо­лее шестидесяти современных песен композиторов Казахстана и России. Автор проекта документального фильма о Жайрем-Ата-суйской специальной экономической зоне, сборника стихов и рассказов «Небесные глаза, или Все о любви».

УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус)

© Шахов П. П., 2005 г.

2


Поэт, писатель, журналист Павел Шахов



Павел Шахов достаточно известен в Казахстане как поэт и писатель. Хотя он родился на Урале в Свердловске, но большую часть своей жизни прожил в нашем городе. Здесь выросли его дети. Он полюбил Казахстан, как свою вторую Родину. Павел Павлович Шахов с нежностью и любовью написал множество стихотворений, посвященных Казахстану, городу Каражалу и его людям. Основная тема его произведений — это любовь к жен­щине, к женской красоте...

В тоже время он не забывает о своей исторической родине. Прочитав его книгу «Небесные глаза или все о любви», нетруд­но догадаться, что его рассказ «Дорогой мой тополек» посвя­щен именно маленькой, незаметной, но прекрасной деревне Талица (оттуда и псевдоним — «Талица»), где прошла его юность. Его небольшие рассказы смелые, интригующие, романтические и наивные. Его произвольный стиль, свобода выражений, лег­кость мыслей от начала до конца притягивают читателей, лег­ко читаются и призывают нас к любви и уважению ко всему ок­ружающему нас: к природе, к обществу, к конкретной личнос­ти, легко воспринимаются и просятся к музыке. Местные ком­позиторы-любители, сочинили музыку более чем на сорок сти­хотворений П. Шахова-Талицы. Многие его песни отмечены в областных смотрах и конкурсах, получив призовые места и награды.

В последнее время П. Шахов-Талица занимается перевода­ми стихотворений казахских поэтов на русский язык. Благо­даря творческому союзу мы сумели перевести широко извест­ный среди казахского населения текст песни «Мой Казахстан» Н. Назарбаева. В связи с этим мы получили положительный отзыв от самого Президента, прочитавшего перевод. Были опубликованы в нашей газете переводы стихов С. К. Асатова

3

— первого директора Жайремского горно-обогатительного комбината. Затем эти переводы были опубликованы в Жезказ-ганской газете «Подробности» и включены в сборник стихов Асатова в книге «Мир Асатова» (издательство г. Караганда, 1999 г.).



С помощью П. Шахова была переведена, посвященная моей покойной дочери, моя поэма «Шинара, моя Шинара» в одно­именной книге.

Также наши читатели познакомились с переводом моих сти­хов «К смерти», «К тени».

Сегодня песни, написанные на стихи П. Шахова-Талицы, исполняют не только в Казахстане, но и в России. Наиболее популярна песня «Православная Русь» в исполнении ансамбля песни и пляски Северо-Кавказского военного округа из Росто­ва-на-Дону (Композитор С. Морчик).

П. Шахов стоял у истоков создания и становления нашей газеты «Атасу Жайрем Акпарат»*. Его острые, интересные ста­тьи пользовались авторитетом среди наших читателей.

П. Шахов немало сделал для нашего города и как тележур­налист. В дни презентации Жайрем-Атасуйской специальной экономической зоны в городах Караганде и Астане многие ты­сячи посетителей выставки с интересом смотрели трехчасовой историко-документальный фильм о нашем регионе. Видеокассеты с этим фильмом были розданы всем тем, кто проявлял интерес к нашему региону.

Недавно один из наших читателей спросил:

— Где учился П. Шахов и почему вы называете его профессиональным поэтом и писателем?

Тогда я ему ответил:



  • Абай, Л. Толстой, М. Горький, Ф. Достоевский, О. Баль­зак — профессионалы?

  • Конечно, они классики мировой литературы.

  • Они учились на специальных факультетах поэтов, журна­листов, писателей? Конечно, нет. Им дан дар самим Богом. Па­вел Шахов тоже одаренный человек, с детства увлекающийся литературным жанром. Чтобы быть профессионалом своего дела, необязательно учиться в специальных вузах, надо просто повсед­невным упорным трудом развивать то, что дано тебе свыше.

Павел Шахов скрупулезно относится к каждому своему слову, выражению, соблюдая важные требования к поэзии, к прозе, к переводу. Поэтому я считаю его профессиональным поэтом, пи­сателем, журналистом.

С уважением Телеухан Ильясов, писатель*

* Телеухан Ильясович Ильясов — главный редактор газеты «Атасу Жайрем Акпарат», известный казахстанский писатель, автор восьми книг, член Союза журналистов Республики Казахстан.

5

Часть I.



Сезон Любви

6


До чего же прекрасное время года — весна! Она молодит, за­ставляет любить, наслаждаться, мечтать... Карие глаза становят­ся голубыми, на юных лицах пробиваются веснушки. Вокруг столько загадочных улыбок и свежих чувств. Так хочется жить и бежать за звонкими ручейками, чтобы дух захватывало...

Закончилась ночная смена. Проходчики дружно выезжали в клети на-гора. С шестисотметровой глубины этот путь казался незаметным и обыденным делом. Отцикловались вовремя и зап­ланированное задание в основном сладилось. Евгений — 25-лет­ний парень отработал последнюю смену перед отпуском и с зав­трашнего дня, без малого два месяца, будет наслаждаться эти­ми деньками. Сначала — на юге, у Черного моря, а потом вид­но будет, как сложатся обстоятельства. А обстоятельств вроде бы и нет. Любитель охоты и рыбалки, да за грибами не прочь сбегать, девушку по душе еще не выбрал. Не случилось, не про­изошло. Вроде выбор велик, да только сердцу не прикажешь... Что греха таить, даже замужние молодки и те искоса загляды­ваются на него, но внутренний тормоз крепок, не скользит. Кол­лектив бригады был слаженный, дружный. Женька в этой бри­гаде отработал два года и был своим парнем. Плечо всегда дер­жал наготове и для самого тяжелого конца, за это его уважали. Все бригадные события проходили с его участием. Погулять, так погулять, поработать так, чтобы наработаться, а не так себе. Время прошло и ладно...

Недавно бригаде выделили путевку в пансионат «Голубой залив». Судили, рядили. Не вышло. Степан — бригадир про­ходчиков - подумал своим крепким мужицким умом и решил:

— Едет Женька, — все прения были закончены.

Завтра Женька улетает на юга, он слышал, что там очень хорошо: солнце, море, много женщин. Но как среди этого изо­билия будет смотреться он, трудно было себе представить. Дело это непривычное, полное романтики и неизвестности.

Самолет набрал высоту, Евгений внимательно смотрел в ил­люминатор. Внизу проплывали причудливые облака, внезапно

7

появлялись и исчезали длинные нити автодорог, казались иг­рушечными целые города, маленькими ручейками — полновод­ные реки. Лайнер «Аэрофлота» переносил его в другое изме­рение, пролетая за час отрезок в 950 километров. Симпатич­ная стюардесса разносила по салону минеральную воду, учти­во предлагая газеты, журналы и разные безделушки. Подошла к Евгению:



  • Что будем читать, Женя?

  • А, как вы угадали мое имя? — смущенно отреагировал он.— У вас на лбу написано, — улыбнувшись ответила она, сверкнув золотым зубом.

  • Меня зовут Света, — протянула стаканчик с минеральной водой и медленно покатила тележку.

«Вот болван, не мог сразу догадаться, что в билете на само­лет указаны инициалы. Но почему, она обратила на меня вни­мание? — размышлял он, потягивая минералку, — так, решила подшутить». Он заулыбался от этой мысли и прильнул к иллю­минатору.

Небо было чистым. Внизу зеленела земля. Речушка разбега­лась множеством маленьких ручейков, которые соединялись с огромным водным пространством. Солнце играло, расплескивая золотые лучики, и отражаясь в Женькиных глазах.

Света забрала пустой стаканчик и положила на столик журнал:

— Вот, почитай. Быстрее долетишь, — улыбаясь пошла по проходу, собирая пустую посуду.

Журнал назывался «Плейбой». Какую-то насмешку он почув­ствовал в ее действиях. Но осадок был приятный. Чувство рас­кованности овладело им. Захотелось дальнейшей игры...

Приятный голос объявил по динамику о том, что полет за­канчивается, в Симферополе температура воздуха +25 градусов, а воды — +19. Перед выходом из самолета Евгений глазами встретился со Светланой, протянул ей журнал.



  • Что, Женя, прочитал?

  • Нет, как-то неудобно было.

  • Когда прочитаешь, отдашь.

  • А как же я его отдам?

  • В нем я написала свой адрес, вспомнишь меня — найдешь.

— Хорошо, Света! Я верну журнал. Обязательно верну!
Он вышел на трап. Теплый ветер разметал на его голове свет­лые завитки волос.

  • Вот он, Крым! Первый шаг к морю, — подумал Женька и уверено пошел вниз к устойчивой земле. Оглянувшись, он по­махал рукой милой стюардессе и крикнул:

  • Я найду тебя!

8

Евгений вышел из стен аэропорта и сразу же попал в объя­тия скучающих таксистов. Он не представлял, как будет доби­раться до Феодосии, а оттуда до Планерского, в пьянящих садах которого раскинулся пансионат «Голубой Залив». У парад­ного подъезда, в нескольких десятках метров, плещется бирю­зовое ласковое море.



  • Парень, куда едешь? — неизвестно откуда, прямо перед ним, появилась бронзовая от загара, стройная, симпатичная незнакомка в черных очках, обтягивающей футболке и джинсо­вых шортах.

  • В Планерское, в «Голубой Залив». Это далеко отсюда?

  • Со мной быстро, с другими не знаю.

  • Тогда поехали, — Женя закинул на плечо спортивную сум­ку и пошел следом за девушкой.

Пожилой таксист съязвил:

  • Ну, везет же этой стерве!

  • Работать надо, папаша, а не крутить шары, — отпариро­вала она, открывая багажник машины.

«Волга» плавно отъехала с места парковки и, набирая ско­рость, вырулила на автостраду.

  • Ну, что? Давай знакомиться. Меня зовут Ирина. А тебя как?

  • Евгений, можно просто Женя.

  • Да ты, Женя, расслабься: пиджачок сними, ноги вытяни. Лучше будет. Сейчас кассету поставлю, песни послушаем. Ка­кие тебе нравятся?

  • Даже не знаю, Ира. Поставь, что захочешь.

Заиграл магнитофон. Одна песня сменяла другую, этих пе­сен Женя никогда не слышал.

— Не удивляйся, только что отхватила кассету. Новье.

В Женькину душу сразу же запали слова песни: «Листья желтые над городом кружатся...» За полтора часа езды Ирина узнала о Евгении все, что интересовало ее и чем страдало жен­ское любопытство. Она рассказала Евгению все, что знала о Крыме, о его достопримечательностях, особенно красочно обри­совала жизнь в Планерском и его окрестностях, о себе она со­общила немного, только то, что сочла нужным. Она подготови­ла парня встретить этот мир с открытыми глазами.

Дорога резко повернула на юг, и перед Женькой открылось необозримое голубое пространство, окантованное вдоль берега белой полоской пены.



  • Вот и Черное море! — воскликнула Ирина и так мило улыбнулась своему пассажиру.

  • Сейчас подъедем к нему и я тебя окрещу в этой водичке. Ты же никогда не был на море. Это так здорово!

9

Машина легко съехала к самой кромке берега, подставляя блестящую окраску солнцу, теплому ветру и уютно встала на лежбище «Золотого пляжа».



  • Женька, выходи, будем купаться. Видишь, уже люди ку­паются. Ирина быстро сняла футболку, скинула шорты, сбро­сила с ног туфли, подбежала к Евгению и стала помогать ему расстегивать пуговицы на рубашке. Он оробел, почувствовав легкое прикосновение ее упругой груди. Он не мог заставить себя прямо посмотреть на почти обнаженную женщину. Только вскользь его взгляд выхватил на ее фигуре белые миниатюрные плавки и то, что чуть-чуть прикрывало ее дерзкие груди. Она была великолепна. Крепко сжав руку Евгения, прижавшись к нему, она потянула его к воде. Морская пена и волны омывали молодые, полные жизненной энергией оголенные тела, все на­стойчивее устремляясь вверх, пока гребешок волны не коснул­ся сухих горячих губ. Они остановились. Женя почувствовал горечь морской воды, ее вкус.

  • Обними меня, Женя, крепко-крепко! Пожалуйста, — ее глаза просили ласки, умоляли и требовали это сделать.

Женя обхватил ее, прижал к себе. Ему показалось, что сво­им объятием он может сделать ей больно. Ирина нашла его губы и долго пыталась извлечь из них ощущение удовлетворенности. Ей это удалось. Евгений взял ее на руки и понес к берегу. Пе­сок был теплым и приятным. Евгений любовался изящным те­лом Ирины. Через мокрую пляжную одежду просвечивалась вся ее нагота, на которую он пытался не смотреть, но взгляд дости­гал цели, и внутреннее чувство не сопротивлялось, и готово было воспринимать все, как есть. Ирина гладила Женькину грудь, восхищаясь крепким его телосложением и мускулатурой, смеясь говорила:

— Я тебя очень быстро довезу! Даже не заметишь, милый.


Ближе к вечеру «Волга» подкатила к парадному подъезду пансионата. Евгений и Ирина зашли в вестибюль. Оформление продолжалось считанные минуты. Ключи от комнаты были в кармане, регистрационный номер вписан в санитарно-курортную книжку, и с этой минуты Евгений стал законным отдыха­ющим.

Они зашли в четырехместную комнату. Койки были аккуратно заправлены. Ирина заметила:

— Четырехместные всегда пустуют, в них никто не хочет жить, завтра постарайся перебраться в двухместную. В них луч­ше и удобнее.

Они вышли из корпуса, прошлись по набережной, зашли в шашлычную, вкусно перекусили.

10

— Женя, мне нужно ехать. Сейчас пробегусь по остановкам, может, найду клиентов. Порожняком ехать не хочется. Если не повезет, останусь до утра. В это время отъезжающих много. Сегодня вечером не уходи далеко, возможно, увидимся. Ладно, милый! — она поцеловала его, сев в машину, махнула рукой, и «Волга» уехала.



Женя не успел пройти несколько шагов, как «Волга» задним ходом догнала его. Ирина вырвала из записной книжки лис­ток и протянула:

— Здесь записан мой адрес и номер телефона. Если не


увидимся, звони вечером. Я буду ждать!

Женька походил по набережной, испытал работу автоматов, выпив два стакана сухого вина, расслабившись, сел на скамейку и стал наблюдать за окружающим миром. На душе было легко и уютно. Рядом проходили отдыхающие. Никто никуда не спе­шил. Вечерело... Звучала музыка. Евгений осмотрелся и увидел на клумбах крупные красные тюльпаны. Так захотелось прикос­нуться к лепестку, ладошкой ощутить нежность цветка. Возле клумбы он увидел девушку в белом платье. Она стояла и раз­глядывала цветы. Морской ветерок колыхал легкую ткань, иг­рая, ласкал фигурку незнакомки. Длинные черные волосы пе­реливались в лучах заходящего солнца. Она повернула голову в сторону Евгения и их взгляды поцеловались. Женькино серд­це екнуло, так прекрасны были ее глаза! Он кивнул ей, девуш­ка отвернулась и пошла вдоль набережной. Ему показалось, что он встречал ее где-то раньше, и он попытался вспомнить. Да, такое же платье, такие же волосы, такую же фигуру он видел при посадке в самолет в аэропорту «Кольцово», в Свердловске. Лица не разглядел, не до этого было, а тут, на тебе! Такая встре­ча! Женька встал и пошел в ту же сторону, но в многолюдной толпе отдыхающих ее не нашел. Завернул на другую аллею, и там ее не было, вздохнул и устремился в сторону двенадцати­этажного корпуса.

В комнате было свежо. Балкон был открыт, и с него, как на ладони, он увидел всю архитектуру и прелести «Голубого За­лива». В дверь постучали. Он не успел откликнуться, как в номер не вошла, а впорхнула молодая женщина в домашнем халатике:


  • Здравствуйте, молодой человек! С приездом, Я по сосед­ству с вами живу, рядом, через стенку. Одолжите два стакан­чика, гости пришли. Извините, а зовут-то вас как?

  • Женей.

  • А меня Лидой. Ну, вот и познакомились. Заходи, Женя, на чаек. Буду рада.

11

— Зайду как-нибудь, — улыбнулся парень и проводил взглядом нежданную гостью.

Расстегнул сумку, достал спортивный костюм, переоделся и лег на кровать. Взгляд уперся в потолок, чувствовалась уста­лость. Мысленно вспомнил прошедший день и удивился, сколько же произошло событий, как все круто изменилось в его судьбе.


  • Женька, вставай! — сквозь сон он услышал голос Ири­ны. Она наклонилась и чмокнула его в щеку. — Хоть бы побрил­ся, что ли, колешься уже, — она засмеялась и присела рядом.

  • Завтра поеду, сегодня клиентов нет. Ты, до утра мой глав­ный пассажир. Согласен?!

  • Что поделаешь, поедем дальше, — уверенно согласился Женька. Она прошла по комнате, открыла боковую дверь и воскликнула:

  • Женя, здесь даже душ есть! — он услышал, как зажурча­ла вода, издавая звук проливного дождя. — Какая теплая и при­ятная! Женя, иди купайся. Я тоже хочу ополоснуться.

Они стояли под веселыми струйками воды: обнимались, це­ловались, исследовали друг друга, не стесняясь неловких дви­жений. Гармония чувств увлекла их в постель и долго управля­ла ими. Ирина, как дирижер, изящно регулировала движения, доводя совместные усилия до логического завершения. После небольшой паузы, меняя позы, желание повторялось также ак­тивно и красиво.

Утром Ирина уехала. Евгений пошел искать столовую, она оказалась рядом с корпусом. Добродушная хозяйка зарегистри­ровала его, показала столик и объяснила порядок заказа суточ­ного рациона. Выбор был хороший.

— На следующий день можешь заказать все, что хочешь, со­
гласно меню, а на сегодня придется довольствоваться стандартным завтраком, обедом, полдником и ужином, — она подвела его к столику и указала место.

Напротив сидела девушка в белом платье. Их взгляды встре­тились, Женя поздоровался:



  • Доброе утро!

  • Здравствуйте! — Ее тонкий приятный голосок взволновал его. Защемило в груди. Нужные слова не приходили в голову.

  • Как устроились, что снилось? — спросила девушка и рас­цвела в улыбке.

  • Нормально, — ответил Женя.

Он верил и не верил, что так просто все произошло. Ее тем­ные глаза манили, дразнили, восхищали воображение. Захоте­лось заговорить с ней, узнать ее имя, побыть рядом. Она закон­чила завтракать и на прощание кивнула головой:

12

— Пока, — и грациозно вышла из зала.



Евгений положил вилку, оставляя нетронутым бифштекс, выпил сок и пошел к выходу.

— Женя, подожди, — он обернулся и увидел Лиду, вчераш­нюю знакомую. — Куда так спешишь? Давай погуляем по набережной. Здесь так хорошо! — она взяла его под руку и пове­ла вдоль аллеи, где вчера он бродил в одиночестве.

Голубое платье обтягивало ее талию, и она казалась этакой миниатюрной, хрупкой и очень привлекательной женщиной. Глаза ее смеялись и были под цвет платья. В голосе чувствова­лась мягкость и доброта.


  • Куда ты бежишь? Я не успеваю за тобой.

  • Такая у меня дурная привычка, — улыбнулся Женя, — все спешу куда-то. Она остановила его, заглянула ему в глаза, поправила маленькой ладошкой разметавшиеся на голове воло­сы и нежно сказала:

  • А сейчас пойдем как нормальные люди.

Они шли по набережной, спокойно разговаривали и чувство­вали, что знают друг друга уже сто лет.

  • Женя, а я завтра уезжаю в Мурманск. Ну, почему так про­исходит? Где ты был раньше? — она грустно наклонила голову и, вздохнув, сказала:

  • Невезучая я какая-то.

Они развернулись и пошли в сторону красавца-корпуса. Море было спокойным и ласковым. Голубой простор единым простран­ством соединял море с небом. В холле корпуса, в предваритель­ной кассе «Аэрофлота» Евгений заказал билет на Свердловск, а Лида уточнила время вылета самолета на Ленинград и даль­ше в Мурманск.

Лида была в разводе. Счастье не состоялось. Муж служил офицером-подводником, а она работала учительницей начальных классов. Ей так хотелось иметь своего ребенка, но так и не по­лучилось. Могла бы выйти замуж, но не повстречала любимого человека. В свои 27 лет она выглядела невестой, нераскрывшимся бутончиком розы. Вчерашняя встреча с Евгением вновь разбу­дила желание, всколыхнула воображение. В его глазах она уви­дела чистоту, открытость взгляда, доверчивость и какую-то дет­скую наивность. Его улыбка вселилась в ее душу. Так было приятно и уютно с ним.

На этаже они повстречали девушку в белом платье. Она по­смотрела на них и наиграно сказала:


  • Уже устроились. Какая прекрасная пара! — и пошла в сто­рону лифта. Лида удивленно посмотрела на Евгения и спросила:

  • Знакомая девушка?

13

  • Не успел познакомиться, за одним столиком сидим.

  • Очень симпатичная, правда, Женя.

  • Нормальная. Мне понравилась. Лида немножко подума­ла и предложила:

  • Женя, пойдем вечером в ресторан. Я угощаю. Сделаем про­щальный вечер, я так хочу этого.

  • Пойдем, только угощать буду я, — утвердительно ответил он. Сегодня у него был день рождения.

  • Зайдем ко мне? Я познакомлю тебя с Нелей. Она тоже не­давно приехала. Интересная женщина.

Они вошли в номер. За столом сидели мужчина и женщина. По выражению их лиц было заметно, что беседа увлекла их и была прервана на самом веселом месте. Познакомились. Виктор Иванович оказался компанейским мужиком, Неля — загадочной и любопытной женщиной. Проблема переселения Женьки в двух­местный номер к компанейскому мужчине решилась быстро. После небольшого застолья и распитой бутылки вина, Виктор Иванович с Женей нашли администратора, и этот вопрос закры­ли большой шоколадкой, даже с благодарностью в свой адрес. Виктор Иванович рассказал, что в четырехместном номере жили «отличные» ребята, которые видели море с балкона шестого этажа и за 24 дня обеспечили горничной годовой доход пусты­ми бутылками. И сейчас тетя Маша с трепетом вспоминает этих бойцов, их неуемный аппетит и богатырское здоровье: «Жаль, позавчера уехали».

На обед отправились всей компанией. Виктор Иванович много шутил, Неля хихикала, Евгений и Лида слушали и молчали. За столиком девушки в белом не было. Столовые приборы так и остались нетронутыми... После обеда пошли на пляж. Позаго­рали, помочили ноги. Вода была мутной. Море волновалось. Женя вспомнил Ирину и все, что было связано с ней. Захоте­лось увидеть, дотронуться до нее. Такого поворота в своей судьбе ему бы не приснилось, а тут все происходит как в сказке. Бур­ная ночь выплеснула столько эмоций, что он чувствовал себя опу­стошенным, каким-то другим, неузнаваемым парнем. Лида по­смотрела Жене в глаза и увидела в них затаенную грусть. Голу­бые бусинки скучали.

Неля внимательно слушала Виктора Ивановича, искоса погля­дывая на Лиду с Женей. Она оценивала их, как новоиспеченных партнеров, воздвигающих мостик любви. В этом она хорошо раз­биралась. Для Виктора Ивановича давно было все ясно. Сцена­рий он знал наперед и прелести курортной жизни постигал еже­годно. Удивляться уже было нечему. Своих дам он запечатлевал фотоаппаратом «Зенит» в прекрасных позах и незатейливом одеянии.

Коллекция фотографий давала ему заряд бодрости на це­лый год и поднимала уверенность в трудовой деятельности на посту председателя крупного целинного колхоза.

Огромные окна ресторана «Кара-Даг» излучали приятный дневной свет. Вывеска переливалась бегущими огоньками. На набережную вырывалась ритмичная музыка и манила отдыхаю­щих поучаствовать в застольно-танцевальном вечере. Кто-то проходил мимо, заглядывая в окна, кто-то подъезжал на шикар­ном лимузине иностранного производства или на черной «Вол­ге», а в основном приходили парами. Компания, Виктор Ива­нович с Нелей и Евгений с Лидой, выбрали уютное место под пальмой, в углу зала. На правах старшего Виктор Иванович предложил заказать по бутылке шампанского «Абрау-Дюрсо» и молдавского коньяка. В этом он разбирался. Тонкий ценитель приятного, вкусного и специфичного, он никогда не ошибался. Закуски были выбраны с такой же тщательностью и изыскан­ностью. Играла музыка, вечер набирал разбег.

Отдыхающие дружно отплясывали танец за танцем, не забы­вая во время перерывов принять заказанный напиток. Виктор Иванович и Неля танцевали легко и красиво, Женя и Лида си­дели за столиком, наблюдая за происходящим, и улыбались друг другу. Им было уютно и весело. Вдруг Евгений увидел танцу­ющую незнакомку. Вместо белого ее фигурку обтягивало розо­вое короткое платье, обнажавшее выше колен изящные ноги. Она была потрясающе красивой, пластичной, вызывающе смелой и такой желанной. Ее партнером по танцу был упитанный чело­век с кавказской внешностью. Женька знал только его прозви­ще — Гога, за глаза его еще называли Ара. Он держал девушку в своих объятиях, прижимая ее к мясистому неуклюжему телу. Она смеялась и что-то говорила ему. Он целовал ей руку и улы­бался, обнажая ряд золотых зубов. Лида заметила, как измени­лось выражение Женькиного лица. В его глазах боролись лю­бовь и ненависть. Она понимала его, искала выход из положе­ния и неожиданно предложила:

— Пойдем, Женя, погуляем по набережной. Там так хоро­шо! Женя согласился, и они вышли из ресторана. На них пах­нул морской ветерок. Лида взяла Женю под руку, и они пошли вдоль пирса. Все было так просто и понятно обеим.

Возвращаясь обратно, Лида заметила, как от ресторана отъе­хала черная «Волга», в которой сидела девушка в розовом пла­тье. Евгений не обратил внимания на это. «Это к лучшему», — подумала Лида.

Они возвратились в ресторан. Виктор Иванович и Неля пре­бывали «под шофе». Им было весело. Вечер подходил к завершению. Отыграли прощальный танец. Виктор Иванович подмиг­нул Женьке и на ухо сказал:

— Сегодня я женат, переночуй у Лиды.

В корпус вернулись перед самым закрытием дверей. Виктор Иванович пригласил Нелю на чашечку чая, давая понять Лиде, что разговор у них будет тет-а-тет, и они с Женькой на этом чае­питии лишние.

Лида осторожно взяла Женю за руку и повела за собой. Заш­ли в номер, не зажигая света, прошли к окну. Их взгляды встре­тились. В глазах отражались огни ночной набережной. Лида обняла Евгения, нашла его губы и поцеловала. Он обхватил ее и почувствовал беззащитные угловатые плечи. Его ладони при­коснулись к хрупкому маленькому телу, и он почувствовал же­лание любить ее. Лида тихо прошептала:

— Женя, я так хочу ребеночка, помоги мне.

Они лежали и ласкали друг друга. В их желаниях не суще­ствовало запрета, все было доступно и откровенно. Он чувство­вал, что женский организм поглощает его, создает ощущение страсти, желания проникнуть глубже, преодолевая узкий лаби­ринт, изгибаясь, требуя еще и еще... Восторг вырывался из уст, и яростный фонтан утолял жажду плоти.

Была ночь. Был день рождения Женьки. Был день зарожде­ния Лидиной мечты. Она поняла это, когда почувствовала, что началось...

Утром всей компанией пошли провожать Лиду. Автобус ждал отъезжающих. Парочки обнимались, о чем-то шептались, цело­вались, пожимали руки и просто смотрели друг на друга. Рас­ставались с мечтой, любовью, с необычным и увлекательным ми­ром. Расставались навсегда, увозя с собой тайные воспоминания и грустинки в воспаленных глазах.

Лида обняла Женю, прижалась лицом к его щеке и тихо ска­зала:

— Я люблю тебя и также буду любить своего ребеночка. Не беспокойся, мне больше ничего не нужно. Будь счастлив. Если надумаешь, приезжай. Мы тебя встретим, — ее слеза покатилась по его щеке. Она достала из сумки свернутый листочек бумаги и вложила в Женькину ладонь. — Здесь мой адрес. На всякий случай!

Лида уехала... Виктор Иванович похлопал по плечу Женьку и сказал:

— Не грусти, боец, найдем тебе деваху! Женя молчал. Захотелось догнать Лиду, вернуть ее и больше никогда не отпускать от себя. Неля взяла мужчин под руки и повела их на пляж.


Погода была отличная, море — спокойным и ласковым. Виктор Иванович балагурил, рассказывал анекдоты, Неля хихикала, Женька лежал на песке и думал, как же все-таки закрутила его жизнь. Сложность чувств не давала покоя. Ира, Лида, но кто же она, девушка в белом платье, моя единственная?

На обед девушка в белом платье не пришла. Возле выхода из столовой Женю ожидали Виктор Иванович, Неля и средних лет блондинка с ослепительной улыбкой. Неля представила Жене свою подругу:

— Это Зоя, очень веселый и интересный человек. Вам будет хорошо вместе. Знакомьтесь быстрее.

Женя посмотрел на Зою и понял: она ему симпатична. На набережную вышли вчетвером. До вечера загорали, купались, играли в карты. На ужин не пошли. Посидели в шашлычной, попробовали несколько сортов крымского вина, закусили горя­чими аппетитными шашлычками и остались удовлетворены про­веденным временем. Зоя оказалась веселой, энергичной, завод­ной женщиной. Приятно подшучивала над Женькой, раскрывая дар компанейского и романтического человека. Предложила выбраться всей компанией в горы, посмотреть окрестности и обязательно с ночевкой. Она любила неожиданности и всевоз­можные курьезы. В отношении себя очень ревностно следила за внешним видом. Доводила все до совершенного стандарта. На пляже Женя обратил внимание, что ее тело было гладким, чис­тым, упругим и ухоженным. Животик был подтянут и чуть-чуть вырисовывался в нижней части. От нее исходил необыкновен­но нежный и приятный запах изысканной парфюмерии. Купаль­ник обтягивал ее фигурку и повторял все линии безупречного тела. Виктор Иванович с восторгом принял предложение и ска­зал, что побеспокоится о походном инвентаре и договорится с культмассовиком о необходимой экипировке, купив ему для утренней разминки бутылочку «Черных очей». Зоя пригласила всех в гости. Она жила в соседнем корпусе, более современном и комфортабельном. Ее номер отличался изысканностью отдел­ки, был просторным и уютным. Мебель выглядела оригиналь­ной и удобной. Зоя приготовила кофе, поставила на столик бу­тылку коньяка и плитку шоколада, и радостно воскликнула:

— Погуляем красиво! — Она включила портативный магни­тофон. Зазвучала песня: «Листья желтые над городом кружатся...» Женькой овладело приятное воспоминание о приезде, об Ирине, захотелось увидеть ее...

Было весело. Виктор Иванович шутил, Неля хихикала, Зоя поддерживала дружескую атмосферу, подливала кофе, создавала домашний уют. Женя улыбался. Когда в бутылке показалось дно, Виктор Иванович намекнул, что ему надо побеспокоиться о завтрашней вылазке в горы, но Женька может не торопиться. Поже­лав доброй ночи, они с Нелей ушли. Зоя продолжала ухаживать за Женей. Налила горячего кофе, подвинула поближе кресло и негромко запела. Голос был приятный и нежный. Она потрогала пальчиками Женькины волосы, погладила кудряшки, обняла его. Ее глаза искрились и излучали детскую озорливость. На двуспаль­ной кровати было просторно. Свежесть от принятого душа и аро­мат женского тела бодрили и воспламеняли фантазию души. Уп­ругость тел и неуемное желание сближения зарождали прелюдию чувств. Для каждой клеточки искалось и находилось нужное дей­ствие, выстраданное, удовлетворенное и продолжающее поиск нео­жиданных ощущений во всем необъятном, до конца не изученном организме Любви. Основательность и неспешность выплескивали восторг чувств, обнажали красоту фантазий.

Зарумянилось утро. Оставалось много неизведанного и вле­кущего...

Узкая тропинка змейкой уводила в горы, спускалась к морю и вновь поднималась на обнаженные скалы, пряталась в буйной растительности, закрываемой шатром из ветвей деревьев. Впе­реди всех шла Зоя, за ней Неля, следом Виктор Иванович и замыкал шествие Евгений. Женщины несли сумки с провизией, а мужчины — внушительных размеров рюкзаки. У Виктора Ива­новича на шее болтался фотоаппарат «Зенит», а Женька в руке нес гитару. Звучала песня: «Листья желтые над городом кружат­ся...». Зоя любила музыку и на всякий случай прихватила в поход своего друга — маленький портативный магнитофон. Компания дружно пробиралась навстречу новым ощущениям. Зоя подпе­вала, Виктор Иванович рассказывал анекдоты, Неля хихикала, Женя внимательно осматривал окрестности крымского берега, любовался природой и красотой необъятного водного простран­ства, которая восхищала и отдавалась ему без утайки. Устрои­ли привал. Виктор Иванович мастерски сфокусировал «Зенит» и запечатлел радостные, счастливые лица. Распили бутылочку «Солнце в бокале», закусили бутербродами. Виктор Иванович настроил гитару и запел песню Владимира Высоцкого:

— Если друг оказался вдруг, И не друг, и не враг, а так. Если сразу не разберешь, Плох он или хорош. Парня в горы тяни, рискни. Не бросай одного его. Пусть он в связке в одной с тобой Сам поймет, кто такой...

18

Все с удовольствием пели. Было солнечно и приятно. Зоя поцеловала Женьку в щеку и прошептала:



  • Как хорошо жить.

  • Спасибо, Зоя, я чувствую это, — он погладил ее руку, — Я очень многого не знал. Ты так прекрасно все придумала! — Взгляды их встретились. В глазах купалась нежность и искри­лись слезинки.

Поход продолжался. Всей красотой раскрылся Кара-Даг. Отвесная скала стремительно обрывалась в море, рядом возвы­шались два высоких округлых каменных столба. Один из них назывался Чертов палец. Много легенд и сказаний услышал Евгений об этих местах. Зоя с увлечением рассказывала, деталь­но обрисовывала каждое событие. Женя поражался ее осведом­ленности. Он готов был долго слушать и, фантазируя, домыс­ливать, создавая собственные образы. Зоя подвела всех к род­ничку. Небольшое углубление было наполнено чистой холодной водой. Родничок не изливался, поверхность была спокойной.

— Это девичьи слезы, — прошептала Зоя и рассказала гру­стную легенду о любви, трагическое окончание которой взвол­новало Женьку и он отчетливо представил, как с огромной ска­лы, обнявшись, бросаются в море девушка и юноша.

Зоя молчала. Виктор Иванович и Неля пробовали вкус воды. Женя внимательно смотрел на Зою. Хотелось видеть эту жен­щину, быть рядом с ней.

Утомленные ходьбой, решили поискать место для разбивки лагеря. Внизу в маленькой бухте Женя увидел легко покачиваю­щийся на волнах катерок, розовую палатку, дымок от костра и стоящего рядом мужчину крупного телосложения. У кромки бе­рега лежала и загорала обнаженная женщина. Ласковые волны омывали ее изящное тело. Доносился чуть улавливаемый запах шашлыка. Взгляд Виктора Ивановича тоже был направлен в этом направлении через объектив надежного фотоаппарата.

Они прошли по хребту скалы, нашли пологий спуск к морю, который увел их в сторону от бухты, разделив невысокой цепью разрушающегося массива. Мелкий галечник устилал небольшую полоску пологого берега. Мужчины установили палатку, женщины распаковали сумки, извлекли продукты, и стали заниматься под­готовкой к обеду и заодно к ужину. Играла музыка. Женька по­шел собирать сухой коряжник, а Виктор Иванович, смастерив удочку, устроился на камне ловить рыбу, насаживая мидию на крючок. Взобравшись на скалу, Женька увидел невдалеке катер, палатку, мужчину и женщину. Набрав валяющийся коряжник, он спустился к себе в лагерь. Заготовка дров заняла совсем немного времени. Виктор Иванович то и дело взмахивал рукой. Рыбешка

19

попадалась мелкая, но для ухи — в самый раз. Из черномазого котелка струился парок, запах активно выделял слюнку. Рассте­лили два покрывала. Сервировка оказалась внушительной: моло­дые огурцы и редиска, копченая колбаса, лук, укроп, консервы, каравай хлеба домашней выпечки, бутылка «Столичной», кувшин «Черных очей» и полный котелок парящейся ухи. Взгляд на это изобилие усиливал хорошее настроение и сплотил теплую компа­нию. Обед и ужин начался одновременно.



Солнце спустилось за Кара-Даг, потрескивали угольки, выб­расывая фейерверк искр, звучала музыка. Парочки, обнимая друг друга, танцевали. Было уютно и хорошо. Активно прове­денная предыдущая ночь, наполненный до края уходящий день, прекрасный аппетит насытили отдыхающих, уложив их в спаль­ные мешки на свежем воздухе под прикрытием палатки . Море плескалось, убаюкивая гостей. Взошедшая ядреная луна загля­нула под полог палатки, наблюдая за умиротворенными и счас­тливыми лицами. Торжествовала ночь...

Сквозь сон Женя отчетливо услышал тихий надрывистый плач.



  • Наверно птица, — подумал он. Прислушался. Плачь про­должался, то затихая, то усиливаясь. Он выбрался из спально­го мешка, вышел из палатки. Костер догорал. Малиновые угли пыжились, вобрав все тепло доброго вечера. Женька двинулся в направлении издаваемых звуков. Взобравшись на гребень не­высокой скалы, он увидел внизу одинокую женскую фигурку. Она сжималась и всхлипывала. Женя тихо свистнул. Она при­подняла голову и повернулась. Лунный свет обнажил её лицо.

  • Боже мой! — то ли вслух, то ли про себя воскликнул Женька. Он узнал незнакомку в белом. Спустился к ней, при­сел рядом. Девушка плакала. Женя помолчал и тихо спросил:

  • Что случилось, малышка?

Она посмотрела ему в глаза, в них отражалось огромное звез­дное небо. На ее красивом лице, в ее бездонных глазах он уви­дел непреодолимое страдание, безысходность, опустошенность. По ее щекам стекали слезы, она, всхлипывая, ответила:

  • Он меня использовал... Как... Как проститутку, — ее стало тошнить. Он гладил ее по руке и молчал. Когда она успокои­лась, твердо сказал:

  • Пойдем со мной, тебя никто, никогда больше не обидит.

Взял ее на руки и медленно спустился вниз. Подошел к бере­гу. Прямо к ним из бездны по морской глади, искрясь и перели­ваясь, выбежала лунная дорожка. Не сознавая, что он делает, Женя стал заходить в море. Девушка обвила его шею, крепко прижалась к его груди. Теплая вода или холодная Женька не

20

чувствовал. Он думал об одном. Он думал о ней. Когда вода скры­ла плечи, Женя поставил девушку на песок морского дна:



  • Искупайся, я буду рядом, — сказал он и отвернулся в сто­рону берега. Было тихо. Девушка с головой уходила в воду, задерживалась в ней, затем выныривала и снова исчезала. По­том подплыла к Жене и тихо сказала:

  • Пошли.

Они сидели у костра, молчали и пили горячий кофе. На ней был Женькин спортивный костюм. На себя он накинул розовое покрывало. На них смотрели крупные яркие звезды и к ним устремлялись искорки от необычного ночного костра. Женя вы­тащил из палатки спальник, уложил девушку в него, сел рядом с ней и сказал:

— Поспи немножко, я буду рядом.

Она изредка вздрагивала, что-то пыталась сказать, и нако­нец, заснула. Женя сидел и смотрел на догорающий костер. В душе бурлила ненависть к этому негодяю. Он порывался набить по физиономии золотозубому кретину, заставить его унижать­ся, ползая на коленках перед этой девушкой. Но что-то сдержи­вало его. Мысли наталкивались на вопрос без ответа: «Возмож­но ли такое, чтобы женщина к этому не стремилась?!»

Просыпалось утро. Женя услышал, как затарахтел катер и вскоре шум исчез. О случившемся Женя молчал. Виктор Ива­нович не стал заострять вопрос о появлении девушки. Женщи­ны тактично переглядывались, пытаясь вскользь удовлетворить любопытство. Позавтракали остатками шикарного обеда и ужи­на. Допили кувшин «Черных очей». Собрали снаряжение и к обеду возвратились в «Голубой залив». Зоя сразу поняла, что творится на душе у Жени. Старалась не быть назойливой, на­ходила другие темы для разговора, и он был благодарен ей за это. Перед расставанием девушка попросила Женю зайти к ней в номер после обеда и забрать спортивный костюм.

На обед девушка не пришла. Женька с какой-то необыкно­венной легкостью возвращался в корпус. Ему захотелось быст­рее увидеть девушку. Он торопился, даже не стал дожидаться свою компанию. Постучался в дверь, никто не ответил, еще раз, приглашения не последовало. Нажал на ручку двери, дверь от­крылась. На стуле лежал аккуратно свернутый спортивный ко­стюм, а на нем небольшой листочек, вырванный из записной книжки. Красивым почерком было написано: «Милый Женя! Не осуждай. Я уезжаю. Если можно, целую. Малышка».

Узнав у администратора, что Женя ушел с ночевкой в горы и еще не вернулся, Ирина покрутилась по остановкам, заехала в другие дома отдыха. Клиентов не было. Проезжая мимо Женькиного корпуса, увидела девушку в белом платье. Остановилась. Легко сговорились. «Волга» резко сорвалась с места.

Женя почувствовал усталость и желание побыть одному. Уви­денное, услышанное впиталось в сознание и требовало осмысле­ния. Его, как вихрь, закружил нескончаемый поток событий. Домашняя жизнь была для него спокойной гаванью. «Голубой залив» с жадностью обрушился на его неопытность, молодость, компенсируя это острыми ощущениями, новизной чувств и пол­ной самостоятельностью: сколько сможешь, бери! Женька пошел в свой номер. Виктор Иванович мило беседовал с новой подруж­кой. Женщина активно участвовала в разговоре. Наравне с ним она выстраивала мостик для взаимопонимания и дальнейшего продолжения отношений.

— Женька, знакомься, это Виктория.

Женщина посмотрела на Евгения и скорректировала:

— Просто Вика, молодой человек.

Виктор Иванович подмигнул Жене и пригласил:


  • Выйдем на минутку, переговорить надо. Они вышли.

  • А, где Неля? Уехала что ли? — спросил Женька.

  • У нее выходные дни начались. Она завтра ту-ту. А сейчас сходи к Зое. Она утром собирается ехать домой. Просила, что­бы зашел попрощаться. Понял, боец! Счастливо! — присвисты­вая, Виктор Иванович зашел в номер.

Возле корпуса он увидел Зою. Она, улыбаясь, подошла к нему, взяла его за руку и повела вдоль набережной. Возле причала они остановились. Зоя спросила:

  • Женя, у тебя есть мелкие монеты? Нам они понадобятся. Он извлек несколько монет и две красные купюры:

  • Этого хватит?

Она засмеялась и ответила:

— Хватит двух монет. Пойдем, зайдем на причал.


Отплывал катер. Порознь стояли отдыхающие и махали ему вслед, кто рукой, кто косынкой, кто шляпой. У провожающих искрились глаза. Зоя подвела Женю к бортику причала и тихо сказала:

— Посмотри вниз, — на дне блестели монеты.

Зоя взяла монетку и подкинула вверх. Она, сверкая в лучах солнца, упала в воду и легла на дно.


  • Я хочу вернуться сюда. Женя, слышишь меня? — ее го­лос вздрогнул. По щекам покатилась слеза. Женя обнял ее и нежно поцеловал. Высоко подкинул оставшиеся монеты и вос­кликнул:

  • Я тоже хочу, Зоя!

Утром они попрощались. Зоя уехала. Для себя Женька ре­шил, что здесь больше делать нечего. Захотелось домой, в бригаду. Руки соскучились по настоящей работе. Он присел на ска­мейку и задумался.

— Молодой человек, извини, я хочу с тобой поговорить.


Женя поднял голову и увидел солидную женщину. На лице у нее не было ни тени смущения или застенчивости. Она сразу же без подготовки объявила:

— С тобой желает познакомиться очень симпатичная молодая женщина. Пойдем со мной. Она этого стоит.

Девушка смотрела в сторону моря. Ее легкое платье играло с ветерком, обнимало ее фигурку, выделяя плавные очертания.


  • Знакомьтесь, молодые люди! А мне пора, — как бы меж­ду прочим, сказала она и оставила их. Они стояли и молчали. Говорили их глаза. Взгляд девушки был смущенным и извиня­ющимся, его же глаза выражали застенчивое любопытство. Она протянула руку и тихо представилась:

  • Оля.

Он ощутил в своей ладони ее маленькую горячую ладошку и улыбаясь сказал:

— Очень приятно. Меня зовут Женя.

Они медленно пошли вдоль набережной, не заметили, как разговорились. Олины глаза радостно искрились. Женькины — излучали небесную чистоту. Играла музыка. С туристического катера зазывали в путешествие с заходом в порт Судак и осмот­ром Золотых ворот. Женька предложил девушке немножко по­путешествовать. Оля с удовольствием согласилась.

Катер покачивало. С правой стороны во всей красе обнажился крымский берег... Экскурсовод с восхищением рассказывал пас­сажирам о живописных местах: Коктебель, Золотые ворота, Кара-Даг, Ласточкино гнездо, Судак. Катер причалил к берегу и на два часа сделал остановку в Судаке. Женька с наслажде­нием угощал Ольгу крымским вином из бочки и горячими аппе­титными шашлыками. Они смеялись и удивленно улыбались друг другу. Трудно было поверить, что каких-то полтора часа назад Женька и не подозревал о существовании Ольги, а сейчас она так увлекла его. В ней он стал угадывать черты Ирины, Лиды, Зои, а также девушки в белом платье. И что-то необычное, при­надлежащее только ей, Оле, притягивало к ней. Женька обра­тил внимание, как маленькие пузырьки образовывались на кра­ешках губ, когда она была взволнована. Оля как ребенок сму­щалась, и это чувство переходило в чуть заметный алый оттенок на щеках. Обаятельная улыбка была опьяняющей, а глаза — смотри и все прочитаешь.

Вечером они возвратились в «Голубой залив». Договорились встретиться утром.

23

Виктор Иванович готовился к новым ощущениям, и ночь для него ожидалась спокойной. Для Женьки тоже.



Целыми днями Женя и Оля проводили на пляже, загорали и купались, вечером ходили в кино или на танцы. Им было хоро­шо и уютно. Однажды утром они сбежали в горы. Женя провел ее по своему первому маршруту. Рассказал все, что услышал от Зои. Ольге очень понравилась маленькая бухта. «Она никогда не узнает о том, что произошло на этом месте, — решил Женя, — да и зачем!» В этот день они хорошо загорели. Уже вечером по­чувствовали, что немного переборщили с солнцем. Впервые Женя дотронулся до Ольгиной спины, растирая ладонью крем.

Затучнело небо. Они подошли к окну. Забарабанили круп­ные капли дождя. Ольга воскликнула:



  • Смотри, Женя, какой дождь, вот здорово! Капли ударя­лись о поверхность, разбрызгивались, пенились, образуя игри­стые ручейки. Женя обнял Ольгу, прикоснулся губами к ее щеке. Они стояли и слушали музыку шампанского дождя. Оля тихо сказала:

  • Давай поженимся, — и не было в этих словах никакой нео­жиданности. Было единственное желание — сделать это. Женька посмотрел ей в глаза, и так захотелось утонуть в них.

Всю ночь они красиво любили, ощущая каждое прикоснове­ние. По телу пробегали мурашки, появлялись пупырчики. Элек­тромагнитная сила нежности не давала покоя. Хотелось любить, наслаждаться, подчиняясь движениям чувств и фантазии. Зарож­дался восторг, готовый разрядиться как бутылка шампанского, но они изучали друг друга, давая выдержку, как вкусному ма­рочному вину, чтоб захотелось снова пить его, чувствуя непов­торимый аромат любви. Восторг выплеснулся с первыми луча­ми молодого солнца. Ольга улыбалась. Бронзовый загар был приятен и свеж. Женька витал на седьмом небе.

После обеда на стенде для писем он обнаружил извещение на посылку из города Николаева. Отправителем была Зоя. Оля заметила необычное состояние Жени и спросила:



  • Что-то не так, Женя?

  • Даже не знаю, как объяснить. Понимаешь, Оля, до встре­чи с тобой была у меня девушка. Мы были очень близки. И вот — от нее посылка.

Оля ревностно посмотрела на него, ладошкой поправила во­лосы на Женькиной голове и тихо сказала:

— Пойдем, получим.

В посылке оказались наборы духов с красивыми названиями: «Нежность», «Любовь», «Фантазия», «Улыбка», «Лунная ночь» и одеколон «Юность». Каждый набор состоял из трех разных

24

флакончиков. На дне посылки лежала записка: «Помни обо мне, милый! Если сможешь, приезжай. Целую. Зоя». В Женькиной памяти возник образ Зои — очаровательной и милой женщины. Не зная, что делать с таким подарком, смущаясь, сказал:



— Оленька, возьми все это себе, когда-нибудь пригодятся.
Она посмотрела на Женю и покачала головой. Он сообразил, что попал в неловкое положение, но отступать было поздно.

— Ну, хоть один набор, — виновато попросил он.

Оля почувствовала, что нужно выручать Женю. Выбрала духи с названием «Любовь», поцеловала в щеку и, улыбаясь, сказала:

— Помни ее и люби меня.

Наступила последняя неделя отдыха в «Голубом заливе». Виктор Иванович уехал домой. Оля была всегда рядом. Ни днем, ни ночью они не расставались. Даже, поехав навестить своих родственников в Феодосии, Оля пригласила Женю с собой. Дядя и тетя знали, что Оля живет в Хабаровске и вышла замуж. Ольга рискнула и представила Женю своим мужем. Неловкость не проходила, даже после выпитого крепкого вина. Но события развивались, и нужно было до конца участвовать в них. Когда они распрощались, он облегченно вздохнул и выпалил:

— Ну, мы даем!

Они рассмеялись. Все происходящее с ними не требовало объяснений. Каждый понимал и чувствовал отношение друг к другу. Вечером Женя позвонил Ирине в Симферополь и сооб­щил, что завтра уезжает домой и решил попрощаться с ней. Ирина внимательно выслушала Женьку и сказала, что ни на каком автобусе он не поедет. Завтра утром она будет в «Голу­бом заливе» и проводит его до самолета. Он стал объяснять, что его провожает девушка и ее участие в этом может оказаться не совсем приятным.

— Жди, — сказала Ира и положила трубку.

Ночью он рассказал Ольге о существовании Ирины. Утром они пошли на причал, наклонились к воде. Женька освободил­ся от монеток и посмотрел на Олю. На щечках искрились сле­зинки и скатывались, падая в море. На губах он почувствовал вкус Олиных слез. Уезжать не хотелось. Засигналила автома­шина, они оглянулись и увидели Ирину.

«Волга» летела по автостраде не колыхаясь. Ирина и Оля быстро нашли общий язык, изредка что-то спрашивали у парня, шутили, смеялись. Тихо звучала музыка. На душе у Женьки было скверно. Его увозили из увлекательной сказки. Надолго ли?

В аэропорту у регистрационной стойки Женька глазам своим не поверил, появилась девушка в белом платье. «Малышка, —

25

мелькнула догадка». Да это была она. Ирина тоже заметила де­вушку. Когда она прошла регистрацию, окликнула ее и подозва­ла к себе.



— Жень, это твоя попутчица, а моя бывшая пассажирка. Я ее с «Голубого залива» полмесяца назад подвезла в Симферо­поль к родственникам. Отличная девчонка! Присмотрись к ней.

Их взгляды встретились. Она была прекрасна.

Объявили посадку. Ирина быстро договорилась с кем-то, и они вчетвером прошли на летное поле, прямо к трапу самолета. Стю­ардесса Светлана принимала пассажиров. Возле трапа она заме­тила загоревшего Женю в окружении трех симпатичных бронзо­вых девчат. Одна слева, другая справа целовали его в щеки.

— Женя, полетишь с нами? — Приветливо взмахнув рукой, спросила Света.

Подруги удивленно посмотрели на Женю, затем обратили пронизывающие взгляды на стюардессу и от изумления восклик­нули:

— Ну, ты даешь!

Малышка внимательно наблюдала за происходящим. Евгений молчал. Подошла Светлана и, мило улыбаясь, поздоровалась. Женя вспомнил о журнале «Плейбой», расстегнул сумку, что бы извлечь его и увидел набор духов. Не раздумывая, предложил их девушкам на выбор, в качестве сувениров. Ирине понрави­лась «Фантазия», Свете — «Улыбка». Малышке Женя предло­жил «Нежность» и сказал:


  • Возьми, пожалуйста. Они для тебя так подходят!

  • А Ольге? — спросила Ирина.

  • Я уже выбрала «Любовь», — улыбаясь, ответила она и чмокнула Женьку в щеку. Они попрощались... Было грустно... Малышка, Женя и Света поднялись на трап. Женька повернулся и крикнул:

  • Мы обязательно встретимся!

Ирина и Ольга долго смотрели в небо, пока самолет не скрыл­ся за горизонт.

Малышка и Женя сидели рядом. За три часа полета перего­ворили обо всем. Не заметили, как быстро пролетело время. Лишь одно не узнал он, её имя. Самолет вырулил на место сто­янки. У выхода из самолета Женя увидел Светлану. Она наблю­дала за ним, и ей было все понятно. Женя возвратил ей журнал и виновато сказал:



  • Я ведь прочитать так и не успел. Большое спасибо, Света!

  • Еще увидимся, — засмеялась она и маленькой ладошкой поправила непослушные выгоревшие волосы на его бесшабаш­ной головушке.

26

На остановке Женя и Малышка долго говорили и никак не могли наговориться. Подъехало такси, водитель посигналил, выжидая результат беседы. Женька кивнул головой, таксист вышел, открыл багажник, положил вещи. Затем он широко рас­пахнул заднюю дверку и включил счетчик. Беседа продолжалась. Наконец, девушка и парень устроились на заднем сидении. «Вол­га» плавно выехала на шоссе и увезла молодые судьбы навстре­чу неизвестности.

Разгулялось бабье лето. Женьке нравился этот период осе­ни. Он сидел за столом и смотрел в окно. Было солнечно, на­рядно и немного грустно. Со двора доносилась песня: «Листья желтые над городом кружатся...» Девушка-почтальон разноси­ла подписные издания и письма.

От Ирины вести приходили регулярно, и у нее все было хо­рошо. Лида радовалась своему счастью и с нетерпением ждала приближения весны, приглашая к этому времени в гости. Ей очень понравились духи «Лунная соната».

Зоя изредка давала о себе знать, вспоминая «Голубой залив» и парня с голубыми глазами.

У Ольги были неприятности по возвращению из Крыма, сде­лав аборт, она тяжело заболела душой и телом, но не раская­лась. Мечтает, чтобы все снова повторилось. Семейная жизнь нормализовалась, но Женя в душе всегда рядом с ней. О де­вушке в белом платье ничего не известно. Задумавшись, вдруг Женька воскликнул:



  • Боже мой, как же я вас люблю!

  • Почему? — На пороге квартиры стояла девушка и с лю­бопытством смотрела на парня, в руке она держала почтовый конверт.

  • Женя, пляши! Тебе заказное письмо. От какой-то Малыш­ки...

27

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Рассказы, стихотворения Челябинск 2005 ббк 84(2Рос=Рус) Ш32
903.86kb.
Д. В. Пилипишин Григориан Подмосковный и другие мистическо-юмористические рассказы на бытовые и философские темы
2555.14kb.
Рассказы содержание: лесные рассказы первая охота Волки
2455.41kb.
«Крафт Фудс Рус» и caf russia подвели итоги образовательной программы «Будь Здоров!» в школах Владимирской области 16 июня 2011 года компания «Крафт Фудс Рус»
64.34kb.
С. Т. Аксаков / С. Т. Аксаков. Детство Темы: Повесть/ Н. Г. Гарин-Михайловский. Рассказы/ К. М. Станюкович. Рассказы/ Д. Н. Мамин-Сибиряк; Сост., предисл и примеч. Богданова В. А.; Худож. Кузнецов Л. Т. М.: Детская литература
26.31kb.
Бучинская Ольга Николаевна
330.74kb.
Школы и направления уголовно-процессуальной науки
121.91kb.
Программа соответствует требованиям Государственного образовательного стандарта Поляков Ю. А., 2005 Цели и задачи курса
82.43kb.
Стихотворения
111.9kb.
Стихотворения Камень
1144.57kb.
Ббк 53. 59 457 ч 57 Чжуд-ши. Основы тибетской медицины. — Спб.: «Невский проспект»
1341.13kb.
Обратимся к их толкованию, т к., согласно Н. Д. Арутюновой, символы требуют "интерпретации" [Арутюнова, Н. Д. Язык и мир человека. М.: Яз рус культуры : Кошелев, 1999. 895 с., с. 342]
99.35kb.