Главная страница 1
скачать файл

«Общественные науки и современность».-2011.-№6.-С.123-131.

Мусульманская община в США: проблемы адаптации


M.H. Суслова аспирантка факультета прикладной политологии

Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики.


В статье рассматриваются политико-правовые и социальные особенности положения му­сульманской общины в США. Проанализирован не только положительный опыт интеграции мусульман в американский социум, но и проблемные аспекты этого процесса.

Ключевые слова: США, мусульмане, толерантность, религиозные меньшинства, межкуль­турная интеграция, исламофобия.
The article examines special politically-legal and social status of Muslim community in the USA. Not only positive experience of ethnopolitical integration is described, but also a number of problems connected to this situation.

Keywords: USA, Muslims, tolerance, religious minorities, intercultural integration, islamophobia.

Обычно опыт США в области регулирования межрасового, межэтнического и меж­конфессионального взаимодействия трактуется преимущественно как позитивный. И это во многом справедливо: в стране в целом ликвидированы наиболее вопиющие неравенства, с которыми долгое время приходилось сталкиваться тем же афроамериканцам и другим этническим группам, исторически находившимся в менее выгодном относительно белого большинства положении. Ныне в Америке достаточно сильно развита правовая защита меньшинств, восходящая к официальной парадигме культур­ного плюрализма (мультикультурализма), которая обеспечивает гарантии сохранения и развития их самобытности. На этой доктринальной основе властям США в целом удается решать проблемы, связанные с соблюдением гражданского равноправия, та­кие как борьба с ксенофобией или дискриминацией по расовому или религиозному признаку и пр., - словом, со всем тем, что препятствует полноценной социальной ин­теграции представителей других национальностей, конфессий и т.п.

Вместе с тем нельзя не видеть, что решение круга проблем, связанных с выравни­ванием политико-правового статуса меньшинств, не избавляет Соединенные Штаты, как, впрочем, и государства Европы, от иных вызовов в сфере межкультурных и меж­национальных отношений (см. [Паин, 2011]). Одна из таких угроз - вполне реальный кризис американской идентичности, описанный еще С. Хантингтоном в фундамен­тальном труде "Кто мы?". Суть ее состоит в том, что наличие в США огромной сово­купности представителей меньшинств, не стремящихся к освоению государственного языка и единых норм жизнедеятельности, ставит под сомнение целостность американ­ской политической нации [Хантингтон, 2004, с. 636].

Этот алармистский прогноз ученого вроде бы подтверждается данными бюро пе­реписей США, согласно которым к концу 2009 г. 104,6 млн. или 34% граждан США относились к национальным меньшинствам, а в 10% административных округов страны белое население превратилось в статистическое меньшинство [Америка... 2009; Юсуповский, 2007]. Что более существенно, проживающие в США этнические и кон­фессиональные меньшинства ныне имеют возможность пребывать в своей замкнутой социокультурной среде, живя на пособия, не обучаясь английскому1. И хотя в США - стране иммигрантов - давно наработаны механизмы межкультурной интеграции и ассимиляции таких групп, многие из них стремятся сформировать условия, позво­ляющие им не просто сохранить свою национальную идентичность, но практически не предпринимать попыток интегрироваться в американский социум. Рассмотрение вопроса, насколько типична такая стратегия для мусульманской общины и каков ха­рактер ее проблем в отношениях с основным населением, - тема моего исследования.

Точных количественных данных о мусульманах в США нет, но по самым скромным оценкам их численность составляет порядка 7 млн. человек или около 2,5% населения. В списке же религиозных меньшинств мусульмане занимают четвертую позицию. Мусульманское население Америки быстро растет вследствие иммиграции, высокой рождаемости и обращения людей в ислам. Социологи прогнозируют, что после 2010 г. "исламская община, вероятно, станет второй по численности в США после христи­анской, обогнав иудейскую" [Фахим, 2007, с. 63]. С таким количественным ростом и связаны многие опасения остальных американских граждан и властей.

Мусульманская община США уникальна в своем многообразии: лишь 35% ее чле­нов родились в стране (главным образом, это - представители так называемого "чер­ного" ислама - принявшие магометанство афроамериканцы); остальные - выходцы из 80 различных государств Азии (две трети) и Африки (одна треть) [Пашаян, 2007]. Ни одна страна не обладает столь богатой палитрой мусульман самого разного происхож­дения, поэтому, считают эксперты, американская исламская община - "своего рода микрокосм всего мусульманского мира" [Орлов, 2008]. Эти люди представляют собой необычную мозаику этнических, языковых, идеологических, социальных, экономиче­ских и религиозных групп, исторически и культурологически не связанных с США.

Принято считать, что в силу этнокультурных и религиозных особенностей му­сульманская община - обычно достаточно замкнутое сообщество. Но говорить о ее обособленности в Америке не следует: ситуация с ней там отличается от ситуации, скажем, в Европе. Там мусульмане зачастую живут маргинально, в отдельных, закры­тых для посторонних, кварталах, превратившихся по сути в своеобразные доброволь­ные гетто. Это еще больше усугубляет их отчужденность от принимающего социума и рост предубежденности последнего к исламскому меньшинству. Хотя в американ­ском обществе также существуют негативные стереотипы в отношении мусульман, их положение выглядит предпочтительнее, чем во многих других странах мира, где сложилась исламская диаспора.

Американская политическая система, во-первых, предоставляет меньшинствам, включая конфессиональные, немалые возможности защиты своих прав, используя для этого институты общественного контроля над деятельностью бюрократии. Во-вторых, эта система дает возможность религиозным общинам не просто вести активный диа­лог с властью, защищая и отстаивая свои интересы, но и напрямую участвовать в политике. Среди способов конструктивного диалога следует назвать многочисленные встречи с официальными лицами, проводимые организациями и группами общест­венной поддержки мусульманской общины. Особенно стоит отметить деятельность таких организаций, как Совет по американо-исламским отношениям (САИО), Му­сульманский совет по общественным делам, Федерация исламских ассоциаций США и Канады, Мусульманская студенческая ассоциация, Исламское общество Северной Америки, Исламский учебный центр и другие. Что касается непосредственного участия в политическом процессе, то в 2006 г. на выборах в Миннесоте впервые в истории в Конгресс США по списку Демократической партии был избран мусульманин, кото­рого поддерживала организация Альянс американских мусульман. Вообще исламские организации и движения в США политизированы, и такая политизация может быть радикальной. Достаточно вспомнить в этой связи "Исламскую нацию" Л. Фаррахана (см. [Мусульмане, 2005]).

Говорить о складывании в современной Америке единой мусульманской уммы нет оснований. Исламская диаспора там "не сплочена и не едина, что обусловлено ее этноконфессиональными различиями. Зачастую мусульмане африканского и азиатско­го происхождения действуют параллельно, но независимо друг от друга" [Воробьева, 2007, с. 5]. Каждая группа, участвуя в политической борьбе, пытается достичь локаль­ных целей. Тем не менее мусульманская община США - одна из самых динамично развивающихся не только в количественном и качественном отношении, но также в плане организации своей деятельности на Западе.

Если говорить о социальной адаптации американских мусульман, необходимо указать на следующее. Хотя их сообщество весьма неоднородно и в значительной сте­пени состоит из иммигрантов, они тем не менее в своем мировоззрении, ценностях и взглядах уже в большей степени американцы, нежели чужаки. Различные показатели уровня доходов и образования американских мусульман говорят о том, что степень их интегрированности в общество в целом сопоставима со средними показателями по другим группам меньшинств. В Америке мусульманская община в значительной мере состоит из среднего класса, врачей, инженеров и ученых. Это укрепляет внутри нее позитивные чувства социального доверия, востребованности и принадлежности окружающему обществу и своей новой родине.

Далее, многие исследования показывают, что последователи ислама в США в большей степени довольны своей жизнью и исповедуют более умеренные взгляды, не­жели их единоверцы в Европе, нет говоря уже об исламском мире. Кроме того, мусуль­мане США стараются активно участвовать в общественной и политической жизни. Американский опыт в данном аспекте достаточно уникален и интересен. По данным социологических опросов, 77% мусульман сообщили о своем участии в организации помощи бедным, больным, бездомным или престарелым; 71% были вовлечены в дея­тельность религиозной организации или мечети2; 69% были участниками школьных и молодежных программ; 51% заявили, что они подписывали петиции по тем или иным актуальным вопросам, писали в средства массовой информации, обращались к политикам по волнующим их проблемам [Курбанов, 2008]. Усилия по интеграции позволили мусульманам сблизить свои позиции с различными неисламскими соци­ально-политическими группами для совместной разработки комплекса мероприятий от поддержки бездомных до регистрации избирателей.

В принципе каждая американская мечеть - центр локальной мусульманской об­щины имеет свою программу по продвижению исламских ценностей в американском обществе. А САИО, по словам его исполнительного директора Н. Авада, ежегодно тратит до 10 млн. долл. на проведение подобных кампаний в СМИ. Американские мусульмане имеют свои многочисленные издания и свой телеканал "Bridges TV", не говоря о возможности подключения к мировым исламским каналам, таким как "Аль-Джазира". Представляется, что это составляет важную особенность американской информационной политики, которой присущ плюрализм мнений. Подача материала, связанного с "мусульманской проблемой", не может быть однобокой уже потому, что мусульмане в достаточной мере присутствуют в американском информационном пространстве. Вдобавок многие университеты и научно-исследовательские институ­ты в США ввели в обиход практику приглашения имамов, исламских профессоров и лекторов как для чтения специальных курсов, так и для выступления с публичными лекциями. Словом, мусульманская община имеет немалое влияние на политическую и общественную жизнь в местах своего наиболее компактного проживания, например в таких штатах, как Нью-Йорк, Калифорния, Нью-Джерси, Вашингтон, Иллинойс, Массачусетс, Огайо [Muslim... 2007].

Наконец, еще одна черта отличает американскую модель интеграции населения, исповедующего ислам, уже не столько от европейской, сколько от российской модели. Это - осмысление и принятие мусульманами США того факта, что они оказались в этой стране по собственному выбору. Америка в отличие от Европы и России - пе­реселенческая страна, и она представляется им желанной новой родиной. Они осо­знанно сделали свой выбор - стали американцами, а следовательно, заинтересованы в том, чтобы не обострять ситуацию и гармонично вписываться в общество. Основ­ные выводы исследований авторитетного исследовательского центра Pew Research в 2008 г. говорят о том, что в целом американские мусульмане позитивно воспринимают остальное общество. Большинство из них считают, что мусульманская община США имеет доступ к хорошим и даже отличным условиям жизни. 71% полностью согласны с тем, что "большинство людей, которые хотят достичь успеха в США, могут это сде­лать, если готовы упорно работать и проявлять себя". Значительная часть американ­ских мусульман также не видит никакого противоречия в том, чтобы быть "убежден­ным мусульманином и одновременно полноценно участвовать в жизни современного общества" [Орлов, 2008]. Все эти признаки указывают на то, что среди мусульман Америки усиливались ориентации на интеграцию в американскую гражданскую и политическую жизнь.

Такие процессы, скорее всего, развивались бы далее, но события 11 сентября 2001 г. серьезно (и скорее всего надолго) изменили контекст взаимодействия амери­канских мусульман и их остальных сограждан. До этой трагедии американцы, хотя и воспринимали мусульман как носителей "иной культуры" и "иных традиций", но это отношение в принципе было нейтральным. После произошедшего ислам в об­щественном сознании превратился в нечто откровенно чужеродное, "антиамерикан­ское". Антитеррористические настроения и подозрительность, появившиеся после разрушения башен-близнецов и растиражированные СМИ, переросли в антиислам­ские фобии. Сложившаяся в США атмосфера страха и волна последовавших за этим антиисламских выступлений были настолько сильными, что для их нивелирования понадобилось даже вмешательство первых лиц государства. Сразу же после теракта президент США Дж. Буш-младший, предвидя возможную реакцию граждан, просил нацию воздержаться от нанесения "ответного удара" по американскому мусульман­скому сообществу. Для того чтобы события 11 сентября не отразились на "честных мусульманах", Конгресс уже 26 октября 2001 г. принял Патриотический Акт, первая статья которого гласила: "Американские арабы, мусульманские американцы и аме­риканцы из Южной Азии играют важную роль в жизни нашей нации, и их права не могут быть ущемлены американцами" [USA...]. Одновременно этот закон, предо­ставляющий больше возможностей и свобод ФБР и ЦРУ для расследования терро­ристической деятельности, дал спецслужбам Америки новые полномочия. В этой ситуации во имя безопасности все американцы, независимо от конфессиональной, этнической и иной принадлежности, согласились на расширение полномочий спец­служб. Объектом их пристального внимания стала большая часть американских граждан, исторически связанных с исламом. Еще одним "механизмом сдерживания наступления ислама" стала новая миграционная политика, усложнение процедуры натурализации, ограничение (в условиях глобальных вызовов терроризма и экстре­мизма, в том числе религиозного) некоторых демократических прав и свобод своих граждан и пр.

В результате "при внешне толерантном и политкорректном отношении к мусуль­манам после 11 сентября под эгидой борьбы с терроризмом усилились подозрения к мусульманам со стороны власти" [Гуткин, 2010]. С санкции президента Буша-младшего власти не раз проверяли мечети, опасаясь, что в них могут храниться радио­активные вещества или оружие массового поражения. Естественно, такая повышен­ная активность правоохранительных органов в отношении одной конфессиональной группы сама по себе становится фактором, объективно не способствующим согласию в обществе. Впрочем, реакция американских властей на действия экстремистов не сильно отличалась от реакции властей других стран, столкнувшихся с аналогичными проблемами, в частности российских.

Подобную политику можно назвать двойственной и противоречивой: она сочетает попытки наладить диалог с мусульманским сообществом и постоянное давление на него. Так, несмотря на то, что законодательство США в целом не допускает любые формы дискриминации, "Америка обрушилась на исламские организации со всей яро­стью, карая и правых, и виноватых. В каждой мечети, собирающей пожертвования, она теперь видела террористическую ячейку". У мусульманских организаций были конфискованы миллионы долларов, что, по существу, перекрыло возможность дея­тельности многих социальных, образовательных и медицинских учреждений [Журавский, 2004; Безработица... 2009].

На персональном уровне в американском обществе не только усилились пред­рассудки в отношении мусульман, но и проявились акты насильственных действий. Мощная волна антимусульманского насилия в США последовала за террористически­ми актами 11 сентября. Доклад САИО показал, что количество заявлений о пресле­дованиях, насилии и дискриминации мусульман в американском обществе выросли по сравнению с 2000 г. почти втрое3. Аналогичным образом социологические опросы фиксировали рост негативных предрассудков относительно мусульман. Так, более 25% респондентов считали, что адепты ислама "учат своих детей ненавидеть", что они "ценят жизнь меньше, чем другие люди"; 32% заявили, что слово "мусульманин" у них вызывает негативные ассоциации (обратного мнения придерживались 2%) [Ор­лов, 2008; Дискриминация... 2009].

Немалую роль в нагнетании таких настроений сыграли американские СМИ. Ти­ражируемая ими калька - "исламская угроза" прочно вписалась в сознание американ­ского общества. Демонизация ислама как вероучения, легитимирующего терроризм и насилие, и стереотипное изображение мусульман в медиапространстве как кучки кро­вожадных террористов породили у некоторых американцев почти иррациональную и устойчивую ненависть и презрение к исламу и его адептам.

Один из недавних опросов Гэллапа (2009 г.) показал, к которой из основных кон­фессиональных групп жители США относятся наиболее предвзято: обнаружилось, что 53% американцев имели о мусульманах неблагосклонное мнение (эта цифра по срав­нению с 2002 г. возросла почти в два раза). И только 25% опрошенных не испытывали к исламу негативных чувств. Такие настроения легко трансформировались в идеи о введении для американцев-мусульман различных ограничений гражданских свобод. Согласно данным исследования Корнельского университета (2008 г.), такое мнение разделяли 44% респондентов; 26% заявили, что правоохранительным органам США следует тщательнее контролировать мечети; 29% считали, что сотрудники спецслужб должны проникать в мусульманские общественные и добровольческие организации, чтобы отслеживать их деятельность и финансовые потоки [Орлов, 2008; Американ­ские... 2009].

Иначе говоря, события 11 сентября 2001 г. стали катализатором исламофобии в США, усилив рост подозрительности по отношению к мусульманам как на быто­вом, так и на политическом уровне. Укоренению подобных настроений способст­вовало вторжение американцев в Афганистан (2001 г.) и Ирак (2003 г.) и, наконец, "карикатурный скандал" (2006 г.). Парадокс же состоит в том, что, говоря словами российского ученого А. Малашенко, "именно страх привел к зарождению представ­ления об исламской, а не исламистской угрозе, которая действительно существует" [Малашенко, 2006]. Что неудивительно, так как по данным уже цитированного опро­са Гэллапа, жителям США не хватает знаний об исламе: 63% респондентов заяви­ли, что "знают об этой религии или очень мало или совсем ничего" [Купчинецкая, 2010].

Свои надежды на улучшение рамок взаимодействия с властями и остальными согражданами американские мусульмане связывают с нынешней администрацией президента Б. Обамы, за которого, к слову, "за" проголосовали 79% мусульман США [Исламофобия... 2009]. Как считают эксперты, "нет сомнения в том, что мусульмане, поддержав демократов в лице Обамы на президентских выборах, постараются извлечь из данного политического союза максимум выгод для себя. И в первую очередь, в наращивании собственного политического веса" [Muslim... 2007]. И такие упования небеспочвенны. Демократы всегда выступали с критикой Патриотического Акта и ущемления прав мусульманских граждан, делая акцент на необходимости расширения их участия в социально-политическом пространстве страны. Важно отметить, что и сам Обама не раз декларировал сочувствие к проблемам мусульман как внутри стра­ны, так и в мире [American... 2008; Americans... 2009].

Представляется, что политика американского правительства по отношению к ис­ламской общине США действительно изменилась в сторону терпимого и взаимовы­годного сотрудничества с ней. Так, после прихода к власти президента-демократа аме­риканское правительство обратилось в суд, чтобы защитить право женщин и девочек носить хиджаб и наказать тех, кто отказывают им в этом праве. Первые лица страны стали посещать разговения мусульман во время поста в месяц Рамадан, поддерживать культурные программы и вообще всячески подчеркивать свое внимание к мусульман­скому сообществу [Американские... 2009].

Новая власть предприняла усилия и по выравниванию сложившегося в период президентства Буша-младшего "конфессионального дисбаланса" состава государ­ственных служащих, а точнее, доминирования среди них христиан-евангелистов. При Обаме увеличилось количество мусульман на государственной службе, а в 2009 г. Д. Могахед - мусульманка, к тому же носящая хиджаб, получила назначе­ние в администрацию президента, заняв пост советника по исламу в Консульта­тивном совете по вопросам религий. Тогда же Обама переназначил состав офиса Белого дома по сотрудничеству с религиозными организациями - Управления по религиозным и добрососедским программам, по-новому сформулировав его задачу: "...не отдавать предпочтение какой-либо из религиозных групп, но просто помогать тем организациям, которые работают на благо граждан на местном уровне" (цит. по [Американцы... 2007]).

Мусульмане США в лице САИО, естественно, поддержали пересмотр нынешним президентом политики своего предшественника и его курс на решение проблемы межконфессионального сотрудничества на основе соблюдения гражданских прав, прекращения распространения исламофобии и преследований по расовому признаку, которые мешают интеграции мусульман в американское общество. Возможно, стартом к более глубокой интеграции мусульман может стать, помимо их назначения на прави­тельственные посты, привлечение к политическим консультациям и сотрудничеству с Департаментом юстиции. Особое значение приобретает идеологическая ориентация американских мечетей, большинство которых активно участвуют в сфере социального обслуживания, в контактах с нерелигиозным окружением и в межконфессиональном диалоге.

Мусульмане США после трагедии 11 сентября предприняли беспрецедентные шаги, чтобы как-то переломить тенденцию негативного восприятия их американским обществом. Лидеры мусульманских организаций и их рядовые члены стремятся из­бавиться в своей среде от исламистов-фанатиков, чтобы показать, что американские мусульмане - не чужаки, а такие же американцы, патриоты своей страны, для которых терроризм неприемлем. В 2004 г. Лос-анджелесский мусульманский совет по общест­венным связям начал проводить "Национальную антитеррористическую кампанию", призывая мусульман очистить свои общины от экстремистов, выступить против на­силия, осудить терроризм, сотрудничать с правоохранительными органами. В этой кампании приняли участие сотни мечетей Америки. Правозащитная группа "Совет по американо-исламским отношениям" распространила воззвание "Не от имени ислама", в котором осуждался терроризм и иные насильственные действия во имя "равенства и мирной, спокойной жизни мусульман в Америке". Сотни тысяч американских мусуль­ман подписали его [Жигалкин, Рунов, 2006].

Но ситуация тут далеко не однозначна. Волна новых иммигрантов из стран Ближ­него Востока породила частичный пересмотр подходов мусульманской общины от­носительно того, какое место последователи ислама должны занять в американском социуме. Новое поколение мусульман предпочитает руководствоваться концепцией "демократического халифата". Под ним подразумевается общественно-политическая система, которую должны выстроить мусульмане в странах Запада. Суть ее раскры­вается посредством классического определения демократии как "власти народа, для народа и осуществляемой народом", но реализуемой в полном соответствии с исламом и шариатом. Подобная парадигма в известном смысле ориентирует часть мусульман - недавних иммигрантов не уделять должного внимания к окружающей их культурно-политической среде и не пытаться понять ее. Это порождает невнимание к социальным проблемам тех американских микросообществ (локусов), в которых му­сульмане проживают. Аналогично сторонники проекта "демократический халифат" не склонны участвовать и в межконфессиональном диалоге, между тем как многие их единоверцы заняли позитивную позицию по данному вопросу и занимаются созда­нием структур, которые позволили бы им развивать дальнейшие контакты с другими конфессиями США. Эта часть американской "уммы" считает, что прибывающие в страну иммигранты должны пытаться принять американские обычаи, а не сохранять свои отличия от окружающего общества. Большинство мусульман-старожилов "не ви­дят никакого противоречия в том, чтобы быть практикующим и убежденным мусуль­манином и одновременно полноценно участвовать в жизни современного общества" [Авангард... 2008].

Таким образом, мусульмане США в большинстве своем хотели бы, чтобы страна относилась к ним с доверием, а не с подозрением, и предпринимают для этого нема­лые усилия. Однако при всей важности, которую в этом процессе играет политико-правовое регулирование положения религиозных меньшинств, нельзя не учитывать иррациональный по своей сути фактор общественного мнения. А в истекшем деся­тилетии, как уже говорилось, оно менялось отнюдь не в пользу американцев-мусульман. Наглядное подтверждение тому - не только экстравагантные выходки отдельных радикалов вроде священника-евангелиста Т. Джонса с его сжиганием Корана в знак памяти о жертвах терактов 11 сентября, но и характер и тональность неутихающих дискуссий, связанных с мусульманской общиной. Например, вопрос о строительстве мечети неподалеку от места трагедии в Нью-Йорке расколол городское общество при­мерно пополам, на тех, кто считают, что мусульмане имеют право делать это, ибо "свобода вероисповедания в США является одной из основных демократических цен­ностей страны", и убежденных, что "проект должен быть отклонен из-за уважения к родственникам тех, кто погиб при теракте 11 сентября". Хуже, однако то, что часть ньюйоркцев, не желавших строительства мечети, солидаризировались с призывами пастора Джонса [Гуткин, 2010; Купчинецкая, 2010].

Все это свидетельствует о том, что в США пока не утихло и продолжает раз­виваться недоброжелательно-подозрительное отношение к исламу и мусульманам. А значит, процессы, которые препятствуют улучшению межнациональных отно­шений вообще и межконфессиональных в частности и интеграции мусульманской общины в США, продолжают действовать. Это, в свою очередь, приводит к тому, что неуклонно растущая численно и наращивающая степень своей интеграции му­сульманская община все еще слабо представлена во многих сферах общественной жизни Америки. Несмотря на то, что последователи ислама хорошо интегрирова­ны экономически, это пока не привело к признанию мусульман в качестве важных акторов в формировании политического и социального пространства страны ни властями, ни обществом. Исламское представительство во власти, несмотря на некоторые подвижки двух последних лет, продолжает оставаться ничтожно ма­лым, хотя следует признать, что в последние годы внутренняя и внешняя поли­тика американской администрации направлена на более полный учет интересов мусульман.



Словом, болезненные точки соприкосновения американцев исламскими кор­нями и доминирующего общества сохраняются, а проблема неприятия мусульман их согражданами пока далека от разрешения. И лишь время покажет, перевесят ли факторы, способствующие интеграции мусульманского меньшинства, тенденции к его отчуждению.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Авангард мусульманской интеграции. Социологический срез // Vsesmi.ru (информацион­ный интернет-портал). 24.04. 2008 (http://www.vsesmi.ru/news/1637247).

  2. Америка превращается в страну меньшинств. 15.05.2009 (http://www.mignews.com/news/ society/world/140509_232732_01062.html).

  3. Американские мусульмане // Информационный портал Государственного департамента США. 03.06.2009 (http://blogs.america.gov/ru).

  4. Американцы не знают ислам и боятся его, показал последний опрос в США. 26.09.2007 (http://islam.com.ua/news/4350).

  5. Безработица в США бьет рекорды 25-летней давности. 03.04.2009 (http://top.rbc.ru/ economics/03/04/2009/292073.shtml).

  6. Воробьева А.А. Ислам в США: тенденции развития // Материалы VIII Молодежной науч. конф. по проблемам философии, религии, культуры Востока. Сер. "Symposium". Вып. 34. СПб., 2007 (http://anthropology.ru/ru/texts/vorobjeva_aa/east08_08.html).

  7. В США быстрыми темпами убывает белое население. 15.03.2009 (http://top.rbc.ru/ society/15/05/2009/303925.shtml).

  8. Гуткин М. Опрос: ньюйоркцы за расследование финансирования мечети близ "граунд- зеро"// Голос Америки (информационный интернет-портал). 01.09.2010 (http://www.voanews. com/russian/news/america/Poll-mosque-2010-09-01-102023808.html).

  9. Дискриминация мусульман США растет, считают правозащитники // Исламский информа­ционный портал. 07.12.2009 (http://islam.com.ua/news/6971).

  10. Жигалкин Ю., Рунов Я. Мусульмане Америки хотят избавить самих себя от исламистов- фанатиков. 09.04.2006 (http:/www.svobodanews.ru/content/article/262834.html).

  11. Журавский А. Религиозная традиция в условиях кризиса секуляризма // Религия и СМИ (информационный интернет-портал). 30.08.2004 (http://www.religare.ru/printl0235.htm).

  12. Исламофобия в Америке - реальность // Исламский информационный портал. 29.04.2009 (http://www.islamnews.ru/news-18455.html).

  13. Купчинецкая В. Отношение к исламу и мусульманам в США // Голос Америки (информа­ционный интернет-портал). 21.01.2010 (http://wwwl.voanews.com/russian/news/america/Gallup-Poll-Islam-2010-01-21-82309902.html).

  14. Курбанов Р. Мусульмане США под огнем критики // Русский журнал. 2008. 23 апреля (http:// states2008.russ.ru/Amerika-nachala-stoletiya/Musul-mane-SSHA-pod-ognem-kritiki).

  15. Малашенко А.В. Каким нам видится ислам // Россия в глобальной политике. 2006. № 5 (http://www.globalaffairs.ru/numbers/22/6344.html).

  16. Муджахид А.-М. Поездка Обамы в Египет и мусульмане Америки // Исламский информа­ционный портал. 03.06.2009 (http://www.islamnews.ru/news-19010.html).

  17. Мусульмане в публичном пространстве Америки: надежды, опасения и устремления. М., 2005.

  18. Орлов А. Финансовый кризис вызвал состояние стресса у 80% американцев // РИА Ново­сти. 07.10.2008 (http://www.rian.ru/crisis/20081007/152775481.html).

  19. Паин Э.А. Волновая природа подъема традиционализма на рубеже XX XXI вв. // Общест­венные науки и современность. 2011. № 2.

  20. Пашаян А. Ислам в США. 24.11.2007 (http://www.tebyan.com/Articles/2007/ll/24/54287. html).

  21. Фахим Ф. Экономическая война между Америкой и исламскими организациями // Ин­формационно-аналитический центр. 24.09.2007 (http://www.ia-centr.ru/archive/comments68c7. html?id=878).

  22. Хантингтон С. Кто мы? М., 2004.

  23. Юсуповский А. Миграционные вызовы, мигрантофобия и особенности неолиберальной идеологии // Политический класс. 2007. № 12 (http://www.politklass.ru/cgi-bin/issue.pl?id=523).

  24. American Muslims Relieved, Hopeful at Obama's Election (http://www.usatoday.com/news/ religion/2008-11-06-obama-muslims_N.htm).

  25. Muslim Americans: Middle Class and Mostly Mainstream. Pew Research Center. 22.05.2007 (http://www.america.gov/st/democracy-russian/2009/April/20090519164743jmnamdeirf0.9356043. html).

  26. "Americans are not your enemy", Obama tells Muslims. 27.01.2009 (http://www.cnn.com/2009/ POLITICS/01/27/obama.arabia/index.html#cnnSTCText).

  27. USA Patriot Act. H.R. 3162 (http://epic.org/privacy/terrorism/hr3162.html).



1 По мнению ряда экспертов, тенденция к этнической диверсификации населения США сохранится. Не исключено, что уже к 2018 г. представители меньшинств будут составлять половину всего населения страны, то есть, по сути, перестанут быть меньшинствами. Поэтому конфронтация будет только усиливать­ся, а это в конечном итоге может привести и к появлению сепаратистских настроений в стране [В США... 2009].

2 Число мечетей в США в настоящее время достигло 2,3 тыс., и они есть в каждом из 50 штатов. Для сравнения: в середине 1920-х гг. в стране существовала только одна мечеть [Америка... 2009].

3 Естественно, почти на 11% возросло и количество исков мусульман в связи с нарушениями их граж­данских прав [Муджахид, 2009].
скачать файл



Смотрите также:
Яковлев А. А. Государственный капитализм, коррупция и эффективность госаппарата / А. А. Яковлев // Общественные науки и современность. 2010. N с. 18-25
19.44kb.
«Общественные науки и современность»
203.94kb.
Тесты по социологии
117.44kb.
Программа для аспирантов и соискателей юридического факультета к кандидатскому экзамену по «Истории и философии науки», направление «Исторические и философские проблемы юридической науки»
262kb.
Дмитрий Ольшанский Воображая Россию Вторая Парижская тетрадь
187.63kb.
Национальные общественные объединения и национально-культурные автономии
185.14kb.
История и современность
161.62kb.
Учебно-тематическое планирование курса «Микроэкономика 1 уровень» Раздел Введение в экономику Тема Предмет, функции и методы экономической науки. «Экономика это умение пользоваться жизнью наилучшим образом»
487.28kb.
Знакомство с комбинаторикой
434.44kb.
Установить историю возникновения разных лингвистических научных традиций и направлений в поступательном движении истории науки о языке
139.68kb.
Примерная программа история и философия науки Рекомендуется для направления подготовки 111100
266.43kb.
Таможенные правоотношения и нормы таможенного права
132.33kb.