Главная страница 1
скачать файл



Крамской Евгений

Чистая доска



Действующие лица и исполнители:
Юрий – писатель, предприниматель, хозяин квартиры, 38 лет

Олег – друг Юрия, ровесник

Вадим – друг и партнер Юрия по бизнесу

Лена – красивая женщина, 30 лет

Мальвина – девушка 18-19 лет, стройная, немного субтильная

Наташа – девушка 20 лет, с длинными светлыми волосами

Муж Лены

Жена Олега

Ольга – бывшая девушка Юрия

В эпизодах:
Игроки в преферанс (трое).

Братки (двое).

Фигуры (три штуки).
Действие 1
В комнате телевизор, большой и высокий диван. Карточный стол представляет собой картонный ящик из-под телевизора. Игра в преферанс. За импровизированным столом четверо мужчин.
ЮРИЙ: – Сколько можно терпеть это издевательство, корабль уродов?! Закрывайте уже – два ночи!

ИГРОК 1: – Не… Будем списывать!


Юрий: Если карта придет сразу закроюсь, пока не уползли, мои сладкие…

ИГРОК 2: – Вот ведь люди… Играть не умеют, считать не умеют, а выигрывают. Я еще понимаю когда талант есть, а тут… (в сердцах машет рукой, предлагает сдвинуть колоду и начинает сдавать карты)

ИГРОК 3: – Да, Шура, это тебе не геликоптером управлять – здесь мозги нужны… Я же, к примеру, бросаю карты жопка к жопке, лишь бы по масти. Раз!

ЮРИЙ: – Мизер!

ИГРОК 2: – Дождались!

ИГРОК 1: – Я не верю – так не бывает!

ИГРОК 2: – Верь не верь, а получишь хреном в дверь! Я пас.

ИГРОК 1: – Ты вообще на прикупе, козлище! Вот и молчи, золотые ручки. Это я пас.

ИГРОК 3: – Пусть попробует.

ЮРИЙ: – Пришли! (Игрок 2 переворачивает прикуп) Опачки! Чистый! Чистый мизер! Всё, закрываюсь!

ИГРОК 2: – Да, игра в этом году в одну калитку, как собственно и в прошлом. По всем канонам не может так везти, а этому чудню как пёрло так и прёт!

ЮРИЙ: – Yes-yes-yes! Что, команда мечты бара «Голубая устрица»? Хе-хе-хе… На сколько влетели?

ИГРОК 2: – Я не меньше чем на триста сегодня опустился…

ИГРОК 1: – Скорее тебя опустили… Хозяин хренов, где куркулятор?

ЮРИЙ: – Мог бы и в столбик… На, неграмотное животное, жми кнопки.

ИГРОК 1: – Послать бы тебя…

ЮРИЙ: – На латыни? Не забыл еще?

ИГРОК 3: – Ему Гиппократ не велит латынью разбрасываться.

ЮРИЙ: – Ну, чего там?

ИГРОК 1: – У тебя +476, у меня +100, у Аркадия – 376, а у Ляксандра, соответственно, 200 со знаком минус.

ИГРОК 2: – Игрули… Даже трехста нету. Так это я в плюсах? Фу, тоже мне гиганты мысли… Не могли меня трезвого сделать! А что будет когда я коньячка приму? Бесславная игра. Тренируйтесь! (Уходит.)

ИГРОК 1 и 3 прощаются с Юрием: – Всё, пока.

ИГРОК 1: – Слава Богу, что Саша влетел, а то б все мозги проел рассказами о своем могучем интеллекте… Давай. (Уходят.)
Юрий остается один, включает телевизор. Расстилает диван, ложится. По телевизору реклама.

Женский голос: – Купи наш диван и всегда будешь хан! Мягкая мебель в магазине «Каравай». Телефон в рекламном отделе нашего театра.

Мужской голос: – Продается каток. Укатка 200%. Телефон в рекламном отделе нашего театра.

Женский голос: – «Жилищный кооператив «Ключи от квартиры, где деньги лежат» сообщает, что только на этой неделе, заплатив за квартиру 50% от ее стоимости, Вы станете счастливым обладателем своих квадратных метров без утомительного ожидания. Улица 250-тилетия Великой Французской революции, 170.

Мужской голос: – Качай не качай – лучше кофе, а не чай. Кофейня-качалка «Кофебилдинг» приглашает Вас подправить свою фигуру со вкусом.

ЮРИЙ: – Бред оф сив кобыл. И за эту галиматью еще кому-то деньги платят.

Всё – спать-спать-спать. (Гасит свет и выключает телевизор.)
Утро. Открывается дверь квартиры. Входят молодой мужчина и молодая девушка, это Олег и Мальвина. Целуются. Раздеваются на ходу. Он укладывает ее на диван. Девушка нащупывая кого-то в одеяле:

МАЛЬВИНА: – Ой, здесь, кажется, кто-то лежит!

ОЛЕГ: – И действительно, а ведь уже поздно.

МАЛЬВИНА: – Что значит поздно? Он умер?!


Девушка визжит и вскакивает. Юрий шевелится и приподнимается на диване. Девушка визжит снова.
ЮРИЙ: – Ё… ты чего визжишь?! Не на свиноферме поди… Господи, кто ты труба иерихонская? Стоп… Где я? Кто вы? Что тут делаете?!

ОЛЕГ: – Ну, чего ты кипеж поднял? Я это. Заехал, вот, с Мальвиной… Думал ты уже давно на работе.

ЮРИЙ: – С Мальвиной?! Ты, что, Арлекин?!

ОЛЕГ: – Я – Олег, а никакой не Арлекин. А это Марина, познакомьтесь… Это – Юрий… еще не проснувшийся.

ЮРИЙ: – Я – Юрий? Юрий… Некрасивое имя.

ОЛЕГ: – Во-первых, чем это имя так тебе не угодило к 40 годам? И, во-вторых, что ты тут Ваньку валяешь? Тебе пора денежки зарабатывать. На работу-на работу… Цигель-цигель…

ЮРИЙ: – Можно поинтересоваться: кто Вы собственно такой, чтоб со мной так разговаривать?! Ворвались в помещение, где я сплю! Разбудили! На работу! На какую, блин, работу? Где я работаю?!

ОЛЕГ: – Юрка, ты чё перепил? Это я – Олег! Друг твой! Олег Ярославцев! Э-э-эй, в глаза глядеть… О… Бодун?

ЮРИЙ: – Ну, бодун…

ОЛЕГ: – Ничегошеньки не помнишь?

ЮРИЙ: – Абсолютно.

Олег? – Похмелить?

ЮРИЙ: – Исключено. Только зеленый чай. Мальвина… Марина, похозяйничайте на кухне, сварнякайте нам чайку, плиз. (Марина уходит) Так как говоришь меня зовут? Юра?

ОЛЕГ: – Ты чё издеваешься? Не помнишь даже имени?

ЮРИЙ: – Tabula rasa. Чистая доска.

ОЛЕГ: – А фамилию?

ЮРИЙ: – И-и-ива… нов?

ОЛЕГ: – Есть!

ЮРИЙ: – Правильно?!

ОЛЕГ: – Нет! Значит правда, что ты ничего не помнишь.

ЮРИЙ: – Значит не Иванов. Фрейдцис? (поглядел в зеркало) Исключено. Крапивкин?

ОЛЕГ: – Так ты до китайской масленицы будешь лоб морщить. Паспорт погляди…

ЮРИЙ: – Какой находчивый! (встает, одевается) Я сначала лучше зубы пойду почищу, а то во рту будто стадо носорог ночевало… (Уходит)
Мальвина возвращается с подносом, на котором сахарница и три разные чашки.
МАЛЬВИНА: – Куда ставить?

ОЛЕГ: – На столик.

МАЛЬВИНА: – На какой?!

ОЛЕГ: – Ты что не видишь? Да вот же. (Показывает на картонную коробку из-под телевизора)

МАЛЬВИНА: – Это столик?!

ОЛЕГ: – Ну, не кресло же.

МАЛЬВИНА: – Блин, а чего такая бедность? Он, что, пьет?

ОЛЕГ: – Да нет… Долгая история, с разводом связана. В общем, от перемены жен наш писатель в финансовом плане пока только проигрывает.

МАЛЬВИНА: – Да? А в чем выигрывает?

ОЛЕГ: – Свободен – раз. Насколько я знаю, от баб отбоя нет – два. Свободен.

МАЛЬВИНА: – Уже говорил.

ОЛЕГ: – Я бы вечно говорил «свободен». А лучше бы ощущал.

МАЛЬВИНА: – А ты пойди по стопам друга.

ОЛЕГ: – Не хочу… Не хочу бедности.

МАЛЬВИНА: – Хм… Значится свободы хочу и благополучия в одном флаконе. А так бывает?

ОЛЕГ: – У тебя ж получается.

МАЛЬВИНА: – Так я Мальвина, а не Буратино.

ОЛЕГ: – Намеки Ваши обидны…

МАЛЬВИНА: – А мне обидны – Ваши.

ОЛЕГ: – Это еще какие?

МАЛЬВИНА: – Значит, жалеешь, что несвободен, а не разводишься только из-за того, что окажешься бедненьким? Конечно, тесть-то тебя турнет из дела. А кто ты без него?

ОЛЕГ: – О… Как мы глубоко копаем! Ты чего, Мальвина?

МАЛЬВИНА: – Я-то думала ты детей пожалел, ну, на крайняк жену. А ты себя жалеешь.

ОЛЕГ: – Особенно, когда перед глазами пример моего горемычного корешка.

МАЛЬВИНА: – Ну, хоть честно…

ОЛЕГ: – А я значит бесчестный, лживый и изворотливый?..

МАЛЬВИНА: – Заметь – это не я сказала…

Юрий (входит): – Как заново родился. Контрастный душ – одно из чудес света… Жаль, что так и не довелось этого испытать. Как там меня нынче зовут? Юрий? Хм, прикольно. Где же паспорт? Паспорт-паспорт… В портмоне. А портмоне? Вот… О, деньги! (пересчитывает) Хм, без сомнений – удачное утро. Так, открываем красную паспортину. Прописка… Угу… Ничего этот адрес мне не говорит. Детей нет…

ОЛЕГ: – Двое.

ЮРИЙ: – Угу?! Жен нет…

ОЛЕГ: – Двое.

ЮРИЙ: – Угу?!

ОЛЕГ: – Было.

ЮРИЙ: – Юрий… Владимирович… Анисимов. Оба-на. Какой Анисимов? Бред. Родился… угу… Так у меня скоро день рождения?!

ОЛЕГ: – Да…

ЮРИЙ: – И мне будет 38… Вот это замес! Ничего не помню!

ОЛЕГ: – Юр, ну, хватит прикалываться!

ЮРИЙ: – Браток, в натуре… Помню только, что родители у меня есть и помню как выглядят, и помню, что батю зовут… Владимир… (пауза затягивается)

ОЛЕГ: – Семенович, а маму Валентина Васильевна.

ЮРИЙ: – Дела… Что же делать? Что же делать? Я вообще ничего не помню из последнего времени… Пионерство бойкое помню… Любовь первую, Веру… Таньку, первую мою… помню. А потом, как ластиком стерло… Ничего!

ОЛЕГ: – Вот это да! Мне б так ластиком. Я б их всех… послал. Не помню, сударыня, не помню я Вас! А посему – идитя на… Идитя. Не помню я Вас…

ЮРИЙ: – Обрадовался… Как жить-то?

ОЛЕГ: – Учись… По-новой.

ЮРИЙ: – Чему учиться?

ОЛЕГ: – Ё-моё – Жизни! Везет же некоторым – опять всё впервые! Хотя… Вопрос спорный – придется приспосабливаться. Краткий курс твоей новейшей истории так и быть прочту, но с условием… (шепотом) Оставишь после нас тут с Мальвиной на часок?

ЮРИЙ: – А хватит?

ОЛЕГ: – Надеюсь…

ЮРИЙ: – А я куда?

ОЛЕГ: – Погуляешь… С городом познакомишься… Ты же должен знать среду обитания.

ЮРИЙ: – А четверг обитания не должен?

ОЛЕГ: – Шутить изволите? Хороший признак. Мальвина, котёна, мы на кухню, а ты книжки полистай… Их тут много… Десяток…

ЮРИЙ: – Раньше их было больше – я любил читать…

ОЛЕГ: – Они по библиотекам твоих жен. Пошли, чего расскажу.

Мальвина роется в книгах: – Борис Гребенщиков… Так его вроде бы Михаилом зовут?.. Андрей Макаревич «Песни и стихи»… Повар а туда же – бумагу пачкать… Доктор Живаго… Юрий Анисимов. Это же он! «Исповедь Зомби». Он что ли зомби? Похож… «Едет крыша, едет крыша в дальние края, а на этой сидя крыше, еду я…» Оптимистическое начало.
Подстрижен, побрит,

Брюк стрелки остры…

Весь в нетерпенье,

Во рту мята.

Не остановят

Меня посты –

Спешу на свидание…

С банкоматом!


* * *

Рубим стулья на дрова,


Пилим чувства на слова,

Рубим головы на суп…

Рубим сук!

* * *
Трубу оседлав бело-красную,

Грозная туча стонет-грохочет…

Всем соглядатаям ясно

Чего туча от трубы хочет.
Труба вежливо прокашлялась:

«Милая туча, ветрены больно

Вы!» Истерика ливнем взорвалась,

Что еле увернулась от молнии.


* * *

Утро, бываешь ли ты добрым?


* * *

Смерть, отогнав перегаром, дядя Семен шел с работы.


* * *

«Эх, мне бы ваши заботы...», – на шоссе пропищала улитка.


Так он писатель? Обалдеть! Надо его с Юлькой познакомить – она любит творческую молодежь. Или не надо… А он не так ж плохо сохранился… Не женат… Надоели, блин, малолетки – одно на уме: откувыркать побыстрее. Юрий… Интересный тип. Куда он деньги девает? На алкаша не похож: на кухне одна бутылка коньяка и относительный порядок для холостяка. Интересный тип… Музычку что ли врубить? Что это? Tom Waits… Waits-waits… А – диско… Разомнемся! (Ставит Тома Уэйтса и начинает ломаться под музыку.)
В комнату входят обалдевшие Олег и Юрий. Пауза.
ОЛЕГ (делая звук тише): – Что Это?!

ЮРИЙ: – Том Уэйтс… скорее всего.

ОЛЕГ: – А я думал, это запись кладбищенского оркестра, обкурившегося анаши.

ЮРИЙ: – Том Уэйтс, точно. Том Уэйтс. Я помню эту песню. Это мой любимый панк-рок-кабаре шансонье.

ОЛЕГ: – А ты не так много забыл. Но на работу ни сегодня, ни завтра не ходи. Погуляй на свежем воздухе… А мы пока здесь с Машенькой зависнем.

МАЛЬВИНА: – Сам ты здесь виси, Олежек, а я Юре район покажу и пригляжу, чтоб не заблудился… Вы согласны, Юрий?

ЮРИЙ: – Я? Я-я, натюрлих… Снегопад-снегопад, если женщина просит…

ОЛЕГ: – Да… Всё понятно, Мальвина Яковлевна. Ладно, я Вас прощаю. Но Вас ждет, сирпрайз… Не сейчас.

МАЛЬВИНА: – Боялась я твоих сюрпризов… Одеваемся и в путь! (Одеваются и уходят. Олег садится в кресло, включает телевизор. Берет в руки трубку телефона.)

ОЛЕГ: – Алё, Вадим? Это Олег. Слышь – с Юрком беда… Вернее, неприятность, или приятность… Это с какой стороны глядеть. В общем, ему пока не резон на работе появляться – толку не будет. Да какой запой?! Все б так пили – страна непросыхаемой трезвости была. Амнезия. Потеря памяти… Ну не помнит ничего! Заместо двоих пока тяни… И подгребай к вечеру. Где он? Гулять пошел. Не один… Какая тебе разница с кем?! Не завожусь я – узнаешь позже. Пока. (Кладет трубку) Во, боцманный матрос, а я чего здесь сижу – мне ж на работу? А в амнезии Юрки есть один очень большой плюс – я ему теперь необходим и днем, и вечером. А это очень хорошо! Хоть дыхнуть чуть… (звонок мобильного) Алё… Да мой котик… Я… По делам… К Юрке заехал… Какого чего? Лапулечка, ну нельзя же так ругаться да еще и по телефону. У нашего кренделя-Юренделя несчастье – потеря памяти. Что я потеряю? Кисуля, ты не в духе. Я тебе привезу пряников… Нет, ты невыносима! Борщ? Я обедаю дома! Целую… Лечу… Конец связи.

Вам пора, нам пора… с банно-прачечной артелью заключать договора… Какой артелью?! Это атмосфера безумия… Испаряюсь! Но я еще вернусь! (Подходит к телевизору)

По телеку: … речь идет о банальном мошенничестве…

ОЛЕГ: – Об анальном мошенничестве?.. Как дальше жить? Нет, сколько раз говорил Юрке: выкинь этот дьявольский экран – и не знал бы о таких мошенниках… Может они среди нас? Теперь никому нельзя доверять. Изыди! (выключает телевизор)



Возвращается Юрий.

ЮРИЙ: – Какой замечательный город!.. Какая чудесная прогулка!.. Какая чудная Мальвина!.. Какая девушка… моего друга. Правда я его не помню. Но это же не повод отбивать у него девушку. Так друзья не поступают! И вообще она не в моем вкусе! Или в моем? Не помню!


Звонок в дверь. Юрий открывает. Входит молодая женщина. Это Лена. Он помогает ей раздеться. Она треплет его по волосам, прижимает к себе.
ЛЕНА: – Как же я соскучилась! А ты, ты скучал, отвечай? Отвечай…
Юра не отрывается от нее, что-то мычит, целует ее в ухо… и они, постепенно теряя одежду, начинают кружиться в ритме, двигаясь, в сторону дивана, падают на него, укрываются одеялом. Из-под него вылетают предметы туалета, выныривает голова Лены:

– Ты прелесть!

ЮРИЙ: – У-у-у!

Опять бултыхание под одеялом. Настойчивый звонок в дверь.

ЛЕНА: – Муж! Прячься быстрее, быстрее! Господи, чего он приперся так рано?! (Юрий падает с дивана в одних трусах и заползает под него. Лена судорожно одевает юбку и рубашку Юрия. Остальные части своего туалета бросает за телевизор. Идет открывать дверь, запинывая под стул остатки одежды.) Открываю! Ну, что за пожар?! Почему на два часа раньше?!


Входят Лена и с ней мужчина.
МУЖ ЛЕНЫ: – Что-то я не понял: ты раздевалась или одевалась?

ЛЕНА: – Я?

МУЖ ЛЕНЫ: – Ты. Не я же.

ЛЕНА: – Я… раздевалась.

МУЖ ЛЕНЫ: – Зачем это еще… одной… в чужой квартире…

ЛЕНА: – Я не одн…а (осекается)

МУЖ ЛЕНЫ: – Понятно… И где же твой визави?!

ЮРИЙ из под дивана: – Стоп! Хорошо! Вот так, здорово! Не шевелитесь! Не улыбаемся! (Вспышка) Снято! (Выползает из-под дивана в костюме, галстуке, с фотоаппаратом в руках.)

ЮРИЙ, глядя на недоуменные лица: – Пленку заряжал…

МУЖ ЛЕНЫ: – Так Вы фотограф?

ЮРИЙ: – В какой-то мере.

МУЖ ЛЕНЫ: – Виктор.

ЮРИЙ: – Кто Виктор?

МУЖ ЛЕНЫ: – Я Виктор.

ЮРИЙ, протягивая руку: – Юрий.

(Мужчины пожимают руки)

МУЖ, показывая на Лену: – И как Вам она?

ЮРИЙ: – Ну… Надо еще поработать.

МУЖ ЛЕНЫ: – А я говорил тебе, дорогая. Вот и Юрий считает, что тебе нужно еще поработать.

ЮРИЙ: – Но в целом неплохо… Неплохо…

МУЖ ЛЕНЫ: – Всё, ухожу, не буду мешать творческому процессу.

ЛЕНА: – А ты зачем приезжал?

МУЖ ЛЕНЫ: – А… Пустое.

ЛЕНА: – Не-е-е-т. Не увиливай, говори уже.

МУЖ ЛЕНЫ: – Ты говорила, что Юрий рекламной фирмой руководит. У нас там товарные излишки образовались… Не могли бы хоть советом помочь, или рекламную кампанию спланировать?

ЮРИЙ: – Товар?

МУЖ ЛЕНЫ: – Метла финская синтетическая.

ЮРИЙ: – Запасы?

МУЖ ЛЕНЫ: – Тысяч десять.

ЮРИЙ: – Проще пареной репы.

МУЖ ЛЕНЫ: – Не уловил…

ЮРИЙ: – Это еще не совет. Фестиваль ведьм и ведьмочек. Приглашаете звезд, конкурсы и прочая. Вход лишь при наличии транспортного средства.

МУЖ ЛЕНЫ: – Автомобиля?

ЮРИЙ: – Метлы…

МУЖ ЛЕНЫ: – Метлы! Точно – метлы! Шабаш – 2006. Народ потянется! (трясет руку Юрию) Спасибо. Ну ладно, не буду мешать… вносить диссонанс в работу творческой лаборатории, так сказать. (Уходит и возвращается) Простите великодушно – сколько я Вам должен?

ЮРИЙ: – Это еще за что?

МУЖ ЛЕНЫ: – За совет.

ЮРИЙ: – Не стоит…

МУЖ ЛЕНЫ: – Тогда услуга за услугу: отобедаем завтра в клубе. Отказа не приму. Дорогая, оревуар, машина будет ждать. Юрий, еще раз огромное спасибо! (Уходит вскинув руку вверх).


Пауза.
ЮРИЙ: – Это твой муж?

ЛЕНА: – Мой муж. Ну. Сколько раз говорить, что он только по паспорту, по паспорту мне муж. Я не понимаю чего ты заводишься?! Я люблю тебя! Сколько раз повторять – неужели ты до сих пор в чем-то меня подозреваешь?! Это нечестно! Юра, так нечестно! Ты играешь не по правилам. Ну, почему ты молчишь? Стоит, как в рот воды набрал. Ну…

ЮРИЙ: – Что?

ЛЕНА: – Что что?

ЮРИЙ: – Ну… Я немного растерян…

ЛЕНА: – Я немного растерян… Это всё, что ты хочешь мне сказать?! (Юрий подходит к ней, целует) Не затыкай мне рот! (Юрий подхватывает ее и бросает на диван, снимает галстук, отбрасывает его, пиджак в сторону, стягивает брюки) Не приближайся, животное! Сам говорил: женщины любят ушами… Чего ты молчишь?! Я так не могу… Молчанка какая-то…


Парочка забирается под одеяло. Из-под него слышны стоны, хрипы и визг. Входит Олег, тихо садится в кресло, включает телевизор и разворачивает газету. Одеяло ритмично шевелится. Останавливается. Из-под одеяла показывается голова Юрия.
ОЛЕГ: – Продолжайте – вы мне не мешаете. (Показывается Лена и недоуменно смотрит на Олега) О, привет! Это ты?

ЛЕНА: – Приветик! Я, а кого ты ожидал увидеть?

ОЛЕГ: – Конечно тебя!

ЛЕНА: – Ну, конечно. Отворачивайтесь, мне пора, господа гусары. Юр, у тебя нет ощущения, что твоя квартира превращается в проходной двор?

ОЛЕГ: – А кто тут еще побывал?

ЮРИЙ: – Муж.

ОЛЕГ: – И каков результат встречи на Эльбе?

ЮРИЙ: – Завтра вместе обедаем в ресторации.

ОЛЕГ: – Ты это… поаккуратнее. Он женат.

ЛЕНА: – Олег, а нельзя ли не так цинично?

ЮРИЙ: – А где здесь цинизм?

ЛЕНА: – Что за люди? Ничего святого – всё готовы осмеять и принизить.

ЮРИЙ: – Не всех же природа наделила даром приподнимать…

ЛЕНА: – Путин тебе на язык.

ОЛЕГ: – Типун?

ЛЕНА: – Я и сказала «типун»!

ЮРИЙ: – А что такое Путин?

ОЛЕГ: – Владимир Владимирович Путин – президент Российской Федерации…

ЛЕНА: – Юра, это не смешно… Ты еще бы спросил кто такая Кондолиза Райс. Всё, я уезжаю, чтобы возвернуться. Отвернулись бы… Лифчик дайте спокойно одеть.

ОЛЕГ отворачиваясь: – Да вот тож…



Звонок мобильного Лены.

ЛЕНА: – Да-да. Да… Одеваюсь… Да, снималась. Кадры? Еще те… Олег пришел, приятель Юры…



Звонок мобильного Олега.

ОЛЕГ: – На работе… Кто кричит? Какая-то сумасшедшая.

ЛЕНА: – Проходной двор, а не квартира! Ты чего приезжал?

ОЛЕГ: – Откуда я знаю чего она хочет?! Орет с порога: продайте ей генератор, да продайте!



Звонок на мобильном у Юрия. Тот долго смотрит на экран.

ЮРИЙ: – Да, Алексей. Конечно помню… Конечно всё в силе… А что именно?

ЛЕНА: – Содом и Гоморра… Фигурально выражаясь…

ЮРИЙ: – Мы договаривались на семь тысяч долларов? Не евро? Конечно, Ваш заказ стоит этих денег. Трудная ночь, хе-хе… Запамятовал… Да… Да…

ОЛЕГ: – Стражники тетку упаковали и унесли… На помойку!

ЛЕНА: – Вот чего ты звонишь? Отвлекаешь только! В туалет шла – вот от чего!

ОЛЕГ: – Какая может быть лапша?! Ничего я не вешаю! Всё, моя рыба, моя пиранья, целую!

ЛЕНА: – Во все места!

ЮРИЙ: – Крепко!
Олег и Лена уходят. Юра остается один, бродит по квартире, бормочет:

- Бардак-бардак…

Пытается сложить книги, диски, включает «Земфиру с Рамштайном». Звонок в дверь. Идет открывать, возвращается с девушкой в строгом костюме, мини, стильные очки, волосы в пучке.

НАТАША: – Здравствуйте. Я по объявлению.

ЮРИЙ: – Проходите, устраивайтесь.

НАТАША: – Еще не поздно?

ЮРИЙ: – Вообще еще полдень…

НАТАША: – Значит, вакансия свободна?

ЮРИЙ: – Так Вы по поводу работы?

НАТАША: – Да! Секретарь-референт, вот как в газете напечатано. (показывает газету)

ЮРИЙ: – Секретарь-секретарь… Референт… Встаньте, пожалуйста… Так… Повернитесь… Знание компьютера?

НАТАША: – Ворд, Эксел, Интернет, е-мейл…

ЮРИЙ: – Do you speak English?

НАТАША: – A little bit.

ЮРИЙ: – Fine… Снимайте трусы и наклоняйтесь.
Девушка в оцепенении. Пауза.
ЮРИЙ: – Снимайте, я Вам говорю.
Девушка после паузы снимает трусики, и откидывает их в сторону.
НАТАША, всхлипывая: – Презерватив не забудьте надеть… (отворачивается и наклоняется, опираясь на стул. Пауза.)
ЮРИЙ: – Что Вы делаете?!!!

НАТАША: – Что приказали! Давайте уже…

ЮРИЙ: – Всё! Всё, хватит! Это бред! Это сон. Девушка, как Вас зовут? Всё. Ну, нельзя же так. Да мало ли что я приказал?! Да кто я такой, чтобы Вам приказывать?!

НАТАША: – Так Вы что не будете?! (плачет навзрыд) Вы… теперь… меня… не возьмете!

ЮРИЙ: – Успокойтесь, пожалуйста… Прошу Вас… Перестаньте рыдать! Как Вас зовут?

НАТАША: – Наташа.

ЮРИЙ: – Наташенька, ну как же так? Неужели, ради работы Вы готовы отдаться первому встречному?..

НАТАША, всхлипывая: – Так хоть ради чего-то…

ЮРИЙ: – Милая. (Гладит ее по голове) Ну, что же ты, дурочка… Чего ради?

НАТАША, продолжая плакать: – Мамку сократили год назад… Пособие – курям на смех. Братишке – десять, какой из него работник? А я закончила техникум, и полтора года мыкаюсь то там, то сям. А везде одно и тоже – либо копейки, либо ножки раз-дви-гай! Больше всего на одной оптовке задержалась, так меня жена шефа уволила – соперницу почуяла… Три месяца впроголодь живем… Кто себя диетой морит, а тут…

ЮРИЙ: – А парень у тебя есть?

НАТАША: – А что парень? Кормить будет? Парень хороший, только сам студент, да еще и на платном. Его родители, всё что можно продать продали, чтоб учился… Я им вообще как кость в горле! Мать всё ему богатых невест сватает…

ЮРИЙ: – А сама-то побогаче кандидата не думала найти?

НАТАША: – Думала!.. Пока не нашла, но и на панель пока не пошла! Пока… В детстве столько читала: не дари поцелуев без любви… Что ж их продавать?! В проститутки теперь идти?

ЮРИЙ: – Никуда идти не надо… Никуда… Никуда… Стоп, нет пошли… к холодильнику! Пошли-пошли… (уходят и возвращаются с пакетами продуктов) И не отказывайся пожалуйста. Не фиг тут гордячку корчить! Сказал – всё. Всё – я сказал. Маме и брату привет. Телефон записал – не боись. Разберусь с делами и позвоню.

НАТАША: – А не забудете, Юрий Владимирович?..

ЮРИЙ: – Актуальный вопрос, актуальный… Такое, конечно, трудно забыть, так что – постараюсь. Или перезвонишь сама – я же визитку тебе дал. Вот… Ты извини за мою идиотскую шутку… Что-то я не себе в последнее время…

НАТАША: – Да и Вы меня простите…

ЮРИЙ: – Всё, счастливо… Позвоню!

НАТАША: – Очень-очень буду ждать! Вы такой!.. Такой!

ЮРИЙ: – Наталья! Прекращай… Хватит дурацких дифирамбов! Пока.
Закрывает дверь. Вытирает пот.
ЮРИЙ: – Вот же придурок! Нет, вот же… А до чего девку довели! Готова отдаться первому попавшемуся… мне за обещание устроить на работу. Что с нами делается?! (Звонок в дверь.) Забыла, наверное, что-нибудь…
Идет открывать. Возвращается с двумя здоровыми парнями. Это братки.
ПЕРВЫЙ: – Юр, ты меня умиляешь – это что еще за бомжатник?

ЮРИЙ: – Не всем же в евроремонтах жить…

ПЕРВЫЙ: – Евроремонт неактуален. Актуален азия-стиль.

ЮРИЙ: – Всё в зеленом, вместо торшера паранджа, а светильники в форме полумесяца?

ПЕРВЫЙ: – Ха-ха… Прикольный ты… Не время тратить время не по месту. (Достает бумажную бабочку) Юрок, вот таких бабочек надо нам зашкрендлипендрить. Срок – две недели, количество – 20 тысяч, сумма оговорена.

ЮРИЙ: – Оговорена как договорились?

ПЕРВЫЙ: – Пересчитай… (отдает деньги)

ЮРИЙ: – Айн, цвай, драй, фир, фюнф… Не поверишь – сходится.

ПЕРВЫЙ: – Ха-ха… Ну, ты прикольный… Ладно, энтомолог, лепи бабочек, а мы полетели мед собирать…

ВТОРОЙ (попивая лимонад из стакана через соломинку): – Интерьер оживят постеры Кандинского, Шагала… А чё, актуально и недорого… А вообще прикольно – минимализм… Бывай, энтомолог.


Уходят. Юрий кладет деньги в карман джинсов. Звонок мобильного телефона.

ЮРИЙ: – Да… Да… Здравствуй. Не забыл, нет. А что именно? Конечно, помню. Сколько? Что значит я должен знать? Знал да забыл. Имею я право хоть раз что-нибудь забыть?! Ну а у тебя совесть есть? Нет, ну, знаешь… Да иди ты! Обучение дорогое, но не золотое же! Всё! Всё я сказал. Пока. (Отбрасывает телефон) У-у-у… Мне нужен сталкер в этом пугающем своей непредсказуемостью мире. О-о-олег! (ищет мобильник, звонит) Олег, срочно приезжай! У меня столько вопросов. Главный? По работе в основном. Вадим приедет? Класс! Здорово! А кто это? А-а-а… Потом и сам подтягивайся. (Прекращает разговор по мобильнику) Пойду-ка я картошки пожарю – уже и не помню когда ел.


Уходит.
Конец первого действия. Антракт.
Действие 2-е.
Та же квартира. За «столом» Олег, Юрий и Вадим.
ОЛЕГ: – Вадя, ну не может быть, чтобы весь рассказ о вашем с ним бизнесе умещался в одном предложении: бери мяч и фигачь! Извини, перепутал: нашел лоха – разведи на бабло…

ВАДИМ: – Если очень утрированно, то – да. Рекламщик – это паразит на здоровом теле экономического объекта, без которого этому самому объекту наступит копец. И чем лучше рекламная фирма, тем дольше оттягивается этот копец.

ОЛЕГ: – Ты хочешь сказать: сколь веревочке не виться?..

ВАДИМ: – Все равно – петля…

ЮРИЙ: – Очень жизнеутверждающе… Наверное, это тост…
Выпивают.

ОЛЕГ: – Картошечка хороша-а-а… (звонит мобильник Олега) Где–где, в большой Караганде!.. У Юрки. Да никто не квасит! Да нету тут бабья… к сожалению! Шучу я так! Всё! Всё… Хватит уже… Никакой жизни! Тебе б меня привязать за конец и подергивать… Проверять – не убег ли… Сама дура! (отключает телефон) Юр, женись, а…

ЮРИЙ: – Зачем еще?

ОЛЕГ: – А чтоб тебе не было так вольготно и хорошо!

ЮРИЙ: – Так я был… женат. Сами рассказывали. Погодите, ну развелся я… и что пять лет так один и жил?

ОЛЕГ: – Ну, ты блин даешь… Вообще, что ль ничего не помнишь?

ЮРИЙ: – Хорошо помню детство, школу, институт… армию…

ВАДИМ: – Самые счастливые годы.

ОЛЕГ: – Ага! Особенно армия – вот счастье?!

ВАДИМ: – Зато закаляет.

ОЛЕГ: – Жены закаляют! Закаляют так, что после семи лет счастливого брака можно хоть в Папуа-Новую Гвинею, хоть в Кат-манду – нигде не пропадешь! Но я отвлекся… Писатель, для освежения памяти может хоть бы книгу свою почитал?..

ЮРИЙ: – Полистал… Ничего так… Не со всем согласен!

ВАДИМ: – Ну, слава Богу! А то начал бы ща кричать: гений русской словесности, гений русской словесности…

ЮРИЙ: – А что такое бывало?!

ОЛЕГ: – При нас нет, но ходят упорные слухи…

ЮРИЙ: – Да ну вас, разыгрываете, демоны!..

ОЛЕГ роется в книгах: – Вот журнальчиком хвалился – неужели и этого не помнишь?

«Возможно завтра или послезавтра ты не придешь, а потом сославшись на дикую занятость и усталость, перестанешь заходить в гости… У тебя появится новый любовник – возможно завтра.

Давай сегодня набросимся друг на друга, как на еду голодные кошки. Давай забудем о завтра всего на один день, полтора, два… Всего неделю без завтра – я что прошу невозможного?

«Где ты был когда я просила, умоляла тебя, выла по тебе?..»

Так мы все устроены, что потерявши плачем… Возможно уже завтра я забуду о тебе. А сегодня я пытаюсь растянуть «сегодня» хотя бы до размеров недели… Неужели не получится?!»

Или вот:


«Когда не вижу, то стремлюсь к тебе, а когда вдвоем, то быстрее хочу отделаться от тебя…» Крысуля, вот уж обидно так обидно, но не от слов, а от бессилия. Чувствую себя прокаженным... ЛЮБОВЬЮ!!!»
Пока он читает появляется девушка, ходит из кухни в комнату, что-то ищет…
ОЛЕГ: – Помнишь?

ЮРИЙ задумчиво: – Ну-у-у… Абсолютно… ничего не помню!

ОЛЬГА: – Привет честной компании. Дверь нараспашку… Ну, конечно, чего бояться когда мы водочку попиваем... (Целуется со всеми в щечку) Мальвина попросила заглянуть, да и заодно книжки по рекламе заберу. Юра, они тебе больше не нужны?

ЮРИЙ: – Скорее всего, нет.

ОЛЬГА: – У тебя что-то случилось? Какой-то ты не такой…

ЮРИЙ: – Да так, ничего особенного.

ОЛЕГ: – Оля, прикинь, он просто не помнит ничего! Кто-то бы расстроился, а я ему завидую! Вы только вдумайтесь – ничего!

ОЛЬГА: – Это правда?

ЮРИЙ: – Да…
Из коридора появляется Лена.
ОЛЬГА: – Ты всё забыл?! Забыл всё то хорошее, что было у нас?!

ЮРИЙ: – Я… Я не забыл… Я ничего не помню. Я тебя не помню. Можешь обижаться, но это так.

ОЛЬГА: – Бедненький… Какая сволочь украла у тебя целых четыре года?! Хотя… Ты же всегда жил только настоящим, так что твое нынешнее состояние полностью укладывается в твою концепцию бытия. (Пауза) Ну, что ж, мне пора… Всего наилучшего всем… (Порывисто уходит)

ЛЕНА: – Так-так… Что тут делала эта дама?!

ЮРИЙ: – Ничего – зашла за книгой…

ЛЕНА: – А чего ж она ее не забрала?

ЮРИЙ: – Забыла, наверное.

ОЛЕГ: – Это вирусная инфекция.

ЛЕНА: – Этот вирус лечится. А что там за фенька о потере памяти? Ты помнишь как: выборочно, по усмотрению, я надеюсь? (Пауза) Чего молчим? Мне что перекрестный допрос учинить? Я обнаружила пробелы в знаниях тебя… 1 декабря… 1 января?.. (пауза) Значит нам эти даты ничего не говорят? Как меня зовут? Олег, молчи! Вадим, не стоит так переживать за друга!

ЮРИЙ: – Не знаю… Я правда не знаю как тебя зовут…

ЛЕНА: – Не знаешь? Не знаешь! Как в постель тащить так знаешь? Как трахать меня так знаешь? Не думала, что ты так деградируешь! (натыкается на женские трусики, подцепляет их носком туфли) А это ты знаешь?!

ЮРИЙ: – Знаю… Но ты не так поняла…

ЛЕНА: – А я и знать не хочу! Не хочу ничего слышать! И тебя знать не знаю! Так меня еще никто и никогда не обижал! Какой же ты скот!

ОЛЕГ шепотом Юрию: – Лена…

ЮРИЙ: – Лена, ну что ты? У меня амнезия… Я не помню ничего! Я болен… может быть.

ЛЕНА: – Зато я здорова! И у меня тоже теперь амнезия. Гудбай, мой мальчик, я тебя тоже не помню.


Уходит. Друзья в тишине, выпивают, не чокаясь.
ВАДИМ: – Ты не переживай… Бабочек мы сделаем… Подолбаться, конечно, придется, но сделаем. Что плохо, так это твоя амнезия… В смысле: чего тебе так везет? Всё было в жизни: и взлеты, и падения, амуры, разводы, женитьбы и роды… И я всегда, всегда завидовал… да-да, завидовал твоему жизнелюбию, везению, энергии, обилию женщин… таланту твоему… А я, ё… (наливает всем, выпивает первым) я изо дня в день одно и тоже… Серые, бля, будни, серые праздники… Ну почему я, бля, не забыл?.. Как бы хотел проснуться, лежать весь еще сонный, расслабленный и ничего не помнить. Ничегошеньки: ни своей жизни, ни жены, никого… не помнить.

ОЛЕГ: – А это видел?! (показывает Вадиму неприличный жест) Я первый за Юрком в очереди на амнезию! Мне, вообще, тотальную, чтоб только родителей узнавал, язык и Родину помнил. Хотя ее трудно забыть… Наша Родина – самая родная Родина.

ВАДИМ: – Да уж, Россию-матушку не забудешь…

ЮРИЙ: – Если б ее еще знать…

ОЛЕГ: – Выпьем за знание. За знание – силу, дающую нам уверенность в том, что не надо быть настолько самоуверенным!

ВАДИМ: – Ох, и хватил, философ!.. Ну, будем.

ЮРИЙ: – Все там будем! А я – так щас отползаю… (Уползает в сторону дивана. Олег и Вадим выпивают. Входит женщина. Олег встает.)

ОЛЕГ: – Вадим, это, кстати, моя луч… луч… лучччая половина.

ЖЕНА ОЛЕГА: – Жрём?

ОЛЕГ: – Муся, как интеллигентный человек прошу: без рук… Без рук – я сам. Всё, Вадик, пришла моё время, пришло моя доля… Я тут… в общем, что думаю… Хорошо бы, чтоб и у меня память отшибло.

ЖЕНА ОЛЕГА: – Сейчас отшибет… Пошли уже… Кому сказала, пьяное отродье?

ОЛЕГ: – Не пойду. Всё! Х… х… хват… хвати… т. Доколи!

ЖЕНА ОЛЕГА: – До какого еще Коли?!

ОЛЕГ: – Нет… Ну какого Коли? Не до Коли… а доколе! Доколе?! Не потерплю!

ЖЕНА ОЛЕГА: – Я кому сказала?!

ОЛЕГ: – Не пойду… Чик-чик – я в домике. Ни ногой… Ни рукой, ни спиной, ни коленом, ни даже пяткой… Я отказываюсь общаться с Вами, мадам! Ваши условия неприемлемы в цивилизованном обществе! Вас бы давно изолировали… от цивилизованного общества. Да… (Пауза) Ваш посол будет объявлен персоной нон-грата... Да! Утомительный спич…


Кряхтит. Заваливается к дивану и засыпает. Жена тормошит его, бьет по щекам – бесполезно. Тащит к выходу, звонит по мобильнику.
ЖЕНА ОЛЕГА: – Машинку можно? Советская, 40… Третий. Полчеловека… Не шучу я – одухотворенное алкоголем тело и я, полчеловека, так как женщина. Через десять минут? Как раз я его дотащу…

ВАДИМ: – Всегда так: только начнешь веселиться – все уже куда-то подевались… Юр! Юр… Ты, что, уже спишь? (тот мычит невразумительно) Мычи – не мычи – доить не буду, не обессудь. Домой дороги нет – мало того, что поздно, еще и пьян или пьян да еще и поздно… Совсем запутался… Надо прилечь, а то сила тяжести… Как там у нашего незабвенного? С Азимутом справились, а вот Гринвич нетвердо стоял на ногах… Юрик, я лечу к тебе, мой малыш… Спотыкаясь крылами о копыта… Тыгыдым-тыгыдым… Сейчас заражусь от Юрки, и тоже ничего не буду помнить. Здравствуй, добрая женщина! Кто я? Монстр, которому не жаль своих детей?.. Кто я? Пьяный похотливый козел? Кто я? Кто я? Кто я? Спасибо, но Вы обознались… Я Вас никогда не видел… Не знаю… И даже не имел… ввиду ничего такого когда здоровался. Посему, можете идти избитым народом маршрутом! И я пойду… Пойду прилягу… А то знаете ли сила тяжести… Абсолютно неуправляема. Наверное, к перемене погоды. Точно – к дождю… Во время дождя бабочки не летают… Нелетная погода… (Падает на диван. Вырубается.)


ЮРИЙ садится на диване с закрытыми глазами. На сцене появляются ФИГУРЫ.
ПЕРВАЯ ФИГУРА: – Юра, помнишь как ты меня обидел, сыночек? Кричал на меня, поверив чужому наговору?

ЮРИЙ: – Не помню…

ВТОРАЯ ФИГУРА: – Помнишь, Юрочка, как ты мне изменял? А я верила до последнего дня…

ЮРИЙ: – Не помню…

ТРЕТЬЯ ФИГУРА: – Помнишь, Юрок, должок? Так и не отдал ведь, гад…

ЮРИЙ: – Не помню я ничего! Уйдите глюки, уйдите в жопу!.. (Валится спать. Фигуры исчезают. Свет гаснет.)


Конец второго действия.
Действие 3-е.
Там же. Светло. Утро. Чей-то мобильник разрывается мелодией «туш». Юрий садится на диван, очумело смотрит по сторонам, падает назад. Вадим приподнимается… падает. Между ними поднимается Мальвина, нашаривает мобильник, нажимает на кнопку (тот замолкает) и ложится снова. Юрий и Вадим одновременно садятся на диване, офонарело глядя на спящую Мальвину.

ВАДИМ: – Ее не было!

ЮРИЙ: – Очевидное-невероятное…

Входит ОЛЕГ, кричит с порога: – Троглодиты, поднимайтесь! А… Взнесло? Добрый дядька подумал… Гляди-ка… (Выставляет на стол водку, пиво и кефир) На все случаи жизни… Щас я позвоню… (Опять слышен «туш», в диване. Олег поворачивается и видит спящую Мальвину.)

ОЛЕГ: – О… Сюрприз на сюрпризах… или сюрпризы на сюрпризе.

ВАДИМ: – Да мы сами не врубились…

ЮРИЙ: – Я лично ничего такого не помню…

ОЛЕГ: – Сильный аргумент… учитывая обстоятельства.

ЮРИЙ: – Ну, ты чё… ё… вообще? Да, я, вообще, одетый спал. Гляди. (Встает на диване: свитер и трусы…)

Вадим ползет от смеха: – Одетый… Ха-ха-ха… Одетый… Кто и был одетый, так это я – упал сразу, как подкошенный… (Выбирается из-под одеяла: тоже в трусах…)

ОЛЕГ: – А чё: рабочая форма одежды – всегда готов!

МАЛЬВИНА: – А чего вы так орёте с утра понаехали?!

ОЛЕГ: – С добрым утром, солнце!

МАЛЬВИНА: – И тебе того же, месяц ясный!

ОЛЕГ: – И что ты скажешь в свое оправдание?

МАЛЬВИНА: – Спала с двумя мужиками – какое уж тут оправдание!.. Ты если мне решил истерику закатить, то давай в письменном виде на электронный ящик. Я тебя, блин, между прочим, целый вечер искала – на этом самом месте мани уже кончились, тачку не вызвать… Решила заночевать. Кошмарный сон – два деревообразных тела храпели, как хор медведей на фестивале народных искусств.

ОЛЕГ: – Чего не позвонила?

МАЛЬВИНА: – Я позвонила… То, что ответила твоя женушка пересказывать не буду – с бодуна не лучшее лекарство.

ЮРИЙ Олегу: – Вот видишь – ничего не было!

МАЛЬВИНА игриво: – Не было?

ВАДИМ: – Она шутит…

МАЛЬВИНА: – Конечно, шучу… У-у… (Потягивается) Еще бы – такая ночь... Это хороший повод для хорошей шутки.

ОЛЕГ: – Издеваться, да? Издеваться? Мне итак хреново!

МАЛЬВИНА: – Мурзик, прекрати так громко изрыгать свою агрессию! Это же твои друзья… Тебе что меня для них жалко? Или тебе себя опять жалко? Или их жалко? Мурзик, к чему этот приступ ревности? Нас разве что-нибудь связывает? Когда тебе хочется ты вспоминаешь обо мне, везешь по кабакам, тащишь в баню, в театр, в кино… А потом пропадаешь на неделю, на полторы… а то и на две. Не звонишь, не пишешь… Эсэмэсочки сраной от тебя не дождешься… Потом опять – вот он нарисовался гусар: цветы, шампанское, цыгане… Я не кукла! А ты – не Карабас-Барабас! С кем хочу, с тем и ложусь! Я сама! Себе! Хозяйка!

Входит ЛЕНА: – О… Тут уже хозяйка завелась? Быстро тебе мозги вправили. Не то, что я телилась: Юрочка-Юрочка… Новое поколение берет козла за рога!

ЮРИЙ: – Лена, я бы попросил!

ЛЕНА: – Это я прошу: забудь меня! Теперь точно забудь. Шла сюда за каким-то хреном – а тут уже хозяйничает другая.

ОЛЕГ: – Она еще не хозяйничает…

ЛЕНА: – А… Пока только постель оккупировала? Девонька, если удержишь этот плацдарм, то успех всей операции предрешен.

ЮРИЙ: – Шли б вы все... чай пить, а то я еще зубы не чистил. (Уходит.)

ВАДИМ: – Где же джинсы?

ЛЕНА: – Шведскую семью репетировали?..

ВАДИМ: – Не помню я ничего. Кстати, весьма удачная позиция.

ОЛЕГ: – Вот сволочь, и в этом меня опередил! Я выпью. (Вадиму) Будешь?

ВАДИМ: – Плесни на полпальца. (Выпивают. Мальвина сидит на диване.)

ЛЕНА: – Пойду чайник поставлю…

МАЛЬВИНА: – Это что еще за мымра?

ОЛЕГ: – Эта мымра Юру до тебя охаживала… Давай еще по пять капель. (Наливает. Пьют.)

МАЛЬВИНА: – Я никого не охаживаю. Я может быть его люблю. (Олег и Вадим поперхнулись)

ВАДИМ: – А… А меня ты часом не любишь?

МАЛЬВИНА: – Тебя, Вадюньчик, даже минутами не люблю. Уж извини.

ВАДИМ: – Спасибо, славная девушка, уважила. Так все-таки ничего не было?

МАЛЬВИНА: – Пьянь.

ВАДИМ: – Ничего не… понимаю. Так было или не было?

ОЛЕГ: – Заладил ромашку: было-не было… Какая тебе разница?

ВАДИМ: – Было бы что вспоминать…

МАЛЬВИНА: – Скажу так: тебя амнезия миновала.

ВАДИМ: – Ура! Ура! Ура! Наливай, а то пора уже бабочек шлёпать… (Юрий возвращается) Юр, я вот что подумал: клеить бабочек придется вручную – нужно людей привлечь, бумагу взять… Денег бы…

ЮРИЙ достает деньги из кармана отдает Вадиму: – Этого хватит и на затраты, и на большую часть долгов наших.

ВАДИМ: – Йес! Я полетел. (Порывается уйти.)

ЮРИЙ: – Штаны одень, Покрышкин.

ВАДИМ: – Вот ё… Я и забыл. (Находит и натягивает джинсы. Входит Лена с чайником и чашками.)

ЛЕНА: – Извольте, дамы и господа, чаю отпить…

ЮРИЙ: – Полчашки, плиз…


Разбирают чашки, сидят, пьют… Тишина. Юрий поглядывает на часы.
МАЛЬВИНА: – Милый, торопишься?..

ЮРИЙ: – Ага. Чего-то сбежать отсюда хочется – предгрозовая атмосфэра… Пойду я… Вы тут не сильно мебель крушите, о.к.?

ЛЕНА: – О чем разговор, любимый… (Мальвина томно поднимает глаза, Юрий ставит чашку.)

ЮРИЙ: – Аривидерчи… (Уходит.)

ВАДИМ: – Я с тобой. (Быстро уходит за Юрием.)

ОЛЕГ: – А я, что, за секунданта? Увольте, добрые, милые, нежные дамы. Чмок-чмок… Увидимся, надеюсь. (Уходит. Мальвина пьет чай, Лена смотрит в зал).

ЛЕНА: – Память… Да… Пока помнил все мои пристрастия, любимые цветы, музыку, еду, вино, прокладки… любила, но какой-то любовью: есть и есть… Куда он денется? Всё равно любит. А тут вдруг забыл даже как зовут, нет ну надо же, просто выкинул из жизни… Вычеркнул, выплеснул, стёр… Ластиком стёр! А меня аж распирает! Только подумаю о нем, аж щекотно… Лишь бы с ним… Душу заложу, только б с ним, с гадом этим! За одни сутки извелась, словно за все годы…

МАЛЬВИНА: – А их немало…

ЛЕНА: – Молчала б, малолетка! Ноги сдвинь иль раздвинь – думаешь любовь?

МАЛЬВИНА: – Ага, поучи меня любви, бабушка Яга… Проглотишь – хрен подавишься. Щекотно тебе… Я как его увидела, наверное, кончила сразу, давай скорее прокладку лепить. Любил бы – не забыл бы! Меня не забудет! Твой переходящий кубок в надежных руках – я его буду холить и лелеять!..

ЛЕНА: – Ах ты, сука! Ты что думаешь: первой попавшейся мандавошке я уступлю свою лялечку?!

МАЛЬВИНА: – Это я-то сука? Да ты… Ты… Плесень египетская! Не трогай меня! Сказала, бля… Не трогай! (Получает пощечину от Лены.)

ЛЕНА: – Брысь, шмакодявка!

МАЛЬВИНА, запуская в нее ботинком: – Получи Яга, получи старшая сестра Гурченко! (Продолжает метать в Лену предметами)


Входит Наташа, в руках авоська с банками, различная еда. Спокойно смотрит на дерущихся.

НАТАША громко: – Куда поставить-то?!

ЛЕНА, не прекращая уворачиваться от Мальвины, нанося удары то ногами, то руками: – На кухню, в холодильник.
Наташа уходит. Драка прекращается.

МАЛЬВИНА: – А это что за фифа? Эй, дорогая, где ты там?

НАТАША: – Иду уже. (Входит.) Юрий Владимирович на обед приедет, а тот уже готов. Да… Меня Наташей зовут, а вы, простите, кто?

ЛЕНА: – Мы уже, судя по всему, никто…

МАЛЬВИНА: – А мы-то кто надо.

НАТАША: – У-у… Конечно, а я так… На подхвате.

ЛЕНА: – И что же мы подхватываем?

НАТАША: – Вот они где! (Поднимает трусики и прячет в сумочку.) Как сквозь землю…

ЛЕНА: – А-ха!..

МАЛЬВИНА: – Вау!

НАТАША: – Да вы не так поняли!

ЛЕНА: – Еще бы…

МАЛЬВИНА: – А то… Где нам, дурам…

НАТАША: – И тем не менее… Юрий Владимирович совсем не такой… Он такой!..

ЛЕНА: – Нам всем нужен врач!

МАЛЬВИНА: – Я знаю одного доктора… Но на всех не хватит… И так просто не отдам!

НАТАША: – Я поняла намек, но так нечестно. Он сам должен выбрать!

ЛЕНА: – Так, «путь к сердцу мужчины», прекращай довоенную демагогию! С какого это мы мужикам доверим право выбирать?! Они вона навыбирали президентов… Они выберут… Наташа, ты еще слишком юна!

МАЛЬВИНА: – Старая слишком она для Юрочки, старая… И сиськи…

НАТАША: – Зато есть! Не то, что у некоторых… Доска чистая.

МАЛЬВИНА: – Я доска?! Бл, держите меня бабушка Яга и дед Геморрой!
От дверей доносится пьяная песня: Из-за острова на стержень… на простор ля-ля волны… Выплывают! Расписные… (Входят Юрий и муж Лены и поют.) Стеньки Разина челны… И за борт!... И за… И за борт! Ее… В набежавшую волну!..

МАЛЬВИНА: – У нас праздник?

ЮРИЙ: – Еще бы…

МАЛЬВИНА: – И какой?

ЮРИЙ: – День! День рождения! Всем! Всем готовиться! А нам нужно отдохнуть… (Валится на диван. Муж Лены следует его примеру. Девушки как по команде достают мобильники.)

ЛЕНА: – Юля, мне срочно нужен маникюр! Срочно! Ты понимаешь слово «срочно»? Я что часто прошу?! Еду…

МАЛЬВИНА: – Здорова… Извини, что без записи, но мне срочняк! Чуть подровняешь… Бегу-бегу-бегу…

НАТАША: – Мама, погладь, пожалуйста, ту блузочку, что Сергею нравится… Нет, не на свидание… Я потом объясню… У Юрий Вла… Юра пригласил меня на свой день рождения…


Дамы озабоченно расходятся.
Конец третьего действия.
Действие 4-е.
Там же. Слышны музыка и смех. Входит Юрий, садится на диван, долго мнет сигарету, закуривает. Входит Олег.

ОЛЕГ: – Взгрустнулось?

ЮРИЙ: – Есть чуток…

ОЛЕГ: – День такой… Всё пытаешься какие-то буйки расставить, флюгеры развернуть, зарубки зарубить…

ЮРИЙ: – Отвертки отвернуть…

ОЛЕГ: – Хм… Ну, да… Не грусти давай! Глянь вона друзей сколько… приперлось… Все помнят…

ЮРИЙ: – Жаль, что я их не помню. Хоть и этого мне не очень жаль. По правде – меня заботит только то, что я не помню ни вкуса, ни запаха, ни предвкушения любви… Хаотично мелькает что-то где-то здесь, под черепушкой… Мозаика хоть и яркая, но не складывается. Нет ни радости, ни боли – апатия… Пустота… Не помню любил ли я… И была ли это любовь?

(Входит Мальвина.)

МАЛЬВИНА: – Что, именинник, нос повесил? Перевариваешь дату? Подводишь итоги и строишь планы на будущее?

ОЛЕГ: – Вот и не угадала – мы тут о любви дискутируем.

МАЛЬВИНА: – И каков ваш вердикт? Есть такой зверь? А то всё большую популярность приобретает тезис, что любовь это выдумка русских, чтоб не платить за секс.

ЮРИЙ: – Продажная любовь аморальна какую бы форму она ни принимала. А вот продажный секс, по моему скромному мнению, давно пора легализовать и выдавать лицензии страждущим сдавать свое тело в почасовую аренду. А местный бюджет получил бы приличную статью доходов как раз на финансирование программы помощи молодым семьям.

МАЛЬВИНА: – А я не верю в любовь! Где она, эта любовь, по каким кустам прячется, по каким углам хоронится? Вокруг грязь и похоть, скотство и равнодушие, обман, обман, обман… Вот Олежек мой любит говорит, а сам каждую ночь к жене под бочок. И не сомневаюсь – евнухом она ему быть не позволит. Или Лена… Даже мужа сюда притащила… Что ей от тебя надо, Юрочка?! Это что любовь?! Я ей глаза повыклевываю, сороке ощипанной! Я ей… Я… Я люблю тебя, Юрочка… Дышать одним воздухом, быть рядом… В этом шалаше? Так в этом шалаше! Видеть тебя… Слышать тебя… Желать тебя… Будить тебя… Укладывать тебя… Стирать тебя… Кормить тебя… Ждать тебя… Всё тебя!.. Ничего больше не потребую… Что тебе хорошо, то и мне будет в кайф.

ОЛЕГ: – Я, наверное, лишний…

МАЛЬВИНА: – Наверное…

ЮРИЙ: – Это я лишний… Ты еще молода, Мальвина-Марина, зачем я тебе? Лестно, конечно, нравиться молодой и эффектной девушке, но… для меня важнее самому любить, чем быть любимым… А сейчас я не могу ни вспомнить, ни представить, ни почувствовать ощущения счастья, полета, эйфории… Когда заводишься лишь от одной мысли о ней… Голос в телефонной трубке может довести до экстаза, а эсэмэска – трамплин для самых откровенных фантазий… Я не верю… что так не бывает! Я хочу всё это испытать и не желаю… разбрасываться по мелочам. Пусть я сумасшедший, пусть мои мечты оторваны от реальности, но неужели от этого они стали хуже? А то, что мечты сбываются, я знаю наверняка, главное – желать этого всем сердцем. А коль исполнилось не скули – сам этого хотел… (Пауза, задумывается)

А какая сволочь вискарь подарила?.. Олег, ты? На пафос пробило, как Абрамовича на Челси… Меня от виски всегда на пафос клонит… Первый раз когда попробовал в кофейне около рынка – минут двадцать стихи читал, потом вообще проповедовать начал: в смысле All You Need Is Love… Чуть не побила благодарная публика… Водки бы… Водки хочу!

Появляется ЛЕНА: – Чего хочет мой сладкий именинник? Хочешь всё будет так, как ты захочешь? Хочешь сладких апельсинов?

ЮРИЙ: – Хочу горькой правды…

Входит МУЖ ЛЕНЫ: – Я как раз вовремя. (Наливает в стакан.) Ну, что, Юрий, вот тебе горькая (протягивает стакан Юрию), а вот тебе правда: хороший ты мужик! За мужиков! Гусары пьют стоя, женщины – до дна! (Все выпивают.)

Входит ВАДИМ: – Юр, ускорение от массы тела не зависит?

ЮРИЙ: – Ты, что, перепил? С Энштейном решил схлестнуться?

ВАДИМ: – Ну, я и говорю не зависит, а они спорят… (Уходит.)

МАЛЬВИНА: – Вот дураки…

МУЖ ЛЕНЫ: – Далеко не дураки раз спорят. В спорах рождается истина…

ЮРИЙ: – Истина в … (Входит Наташа.)

МУЖ ЛЕНЫ: – Не будем продолжать где находится истина. Французы, кстати тоже не дураки выпить, утверждают: шерше ля фам… Женщину надо искать, женщину! Я вот свою нашел, а она – ни в какую.

ЛЕНА: – Шел бы ты… к своей секретарше.

МУЖ ЛЕНЫ: – Попрошу – к секретарю…

ЮРИЙ: – Я всё правильно понял: «к секретарю»?

МУЖ ЛЕНЫ: – А что тут такого?

ЮРИЙ: – И действительно…

МУЖ ЛЕНЫ: – Секретарь-референт… 25 лет, умница, 90-60-90…

ЮРИЙ: – Всё-таки она…

ЛЕНА: – Вот и шел бы…

МУЖ ЛЕНЫ: – Ждет, скучает… А я здесь… прозябаю.

ЮРИЙ: – Как всё запущено. Не любим простых решений, не ищем прямых дорог, не знаем простых слов… Всё вокруг да около… Чего-то гоношимся, строим из себя… Дом пора строить, дерево сажать…

НАТАША: – Хотите я Вам сына рожу, Юрий Владимирович?



(Пауза. Входит Вадим.)

ВАДИМ: – Эти сумасшедшие, не довольствуясь опытом из детства со сброшенными с балкона полными водой гондонами, теперь тянут к балкону холодильник. Хотят его отправить в ночной полет.

ЮРИЙ: – Пусть бросают – он всё равно пуст. Он очень похож на меня – работает, снаружи чист, а внутри пугающая пустота и запах разложения… Пусть сбрасывают!

ВАДИМ: – А я не за разрешением приходил. Ну, ты даешь?! Пусть сбрасывают! С 9-го этажа… Каково?! Как бабочки – одна к одной… Пусть… Сбрасывают! (Выпивает.)

НАТАША: – Я бы родила Вам сына, а дом построили Вы, дерево мы посадили бы вместе…

ЮРИЙ: – Пусть сбрасывают! А дерево мы еще посадим! Целую рощу… (Задумывается.) Стоп! Секундочку! Одну минутку! Ван момент! Айн момент! Уно моменто! Остановись, мгновение! Я вспомнил! Я вспомнил! Вот это подарок! Остановите этих гадов!

ЛЕНА: – Он вспомнил! Вспомнил… всё.

МАЛЬВИНА: – Вспомнил-вспомнил-вспомнил…

НАТАША: – А обо мне и не забывал…

ЮРИЙ кричит в сторону кухни: – Уроды, оставьте в покое холодильник! Я вспомнил!

Вадим: Ура! По такому поводу не грех и выпить!

ОЛЕГ: – Тост: За взаимовспоминание!

ЮРИЙ: – Под морозилкой нычка – пятьсот бакарей. Не скиды… (Раздается грохот и вой сирены автосигнализации.) …вайте… мой холодильничек.

ОЛЕГ: – А деньги эти теперь тебе точно понадобятся.


Яркий свет в глаза и шум вертолета. Все прикрывают глаза руками.
ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА: – Внимание, это не учебная тревога! Анисимов Юрий Владимирович? Пулечку распишем?
Занавес.
26 августа 2005 г. – 18 января 2006 г.

Крамской Евгений Иванович, 1966 г.р., т.: 8-906-601-16-05, адрес: 308015, Россия, г. Белгород, а/я 25, ekramskoy@yandex.ru , icq 223349100




скачать файл



Смотрите также:
Крамской Евгений
300.53kb.
Молодой дворянин Евгений Онегин едет из Петербурга в деревню к своему умирающему богатому дяде, досадуя на предстоящую скуку
89.89kb.
Евгений онегин
1443.91kb.
«Евгений Дубровин «Ну доживи до понедельника». Библиотека «Огонька» №25»: Правда; Москва
60.69kb.
Иванкин евгений Филиппович модели и методы оценки защищенности информации об объектах наблюдения
479.39kb.
Поселенов Евгений Николаевич обоснование и разработка адаптивного алгоритма управления движением речного водоизмещающего судна на мелководье
280.62kb.
Евгений Громов: «не люблю слово «авангард»! В рамках XXIII международного фестиваля современной музыки «Киев Мюзик Фест — 2012»
78.35kb.
Действие первое
434.7kb.
Карелин евгений геннадьевич механизм советской власти и управления в западном регионе россии
624.59kb.
Урал покоряет Европу
26.17kb.
Учебник Ю. В. Лебедева «Русская литература»
93.71kb.
«Отцы» и «дети» в одноименном романе И. С. Тургенева
223.91kb.