Главная страница 1страница 2
скачать файл

Ким Сун Чан (Игорь) 2013 год.

СЕМЕН

Действующие лица:

Семен-28 лет.

Алина-26 лет.

Аня- младшая сестра Семена, 18 лет.

Миша- ее парень, 27лет.

Пастор.

Роман- 32 года.



Кондратенко- 35 лет.

Селантьев- 37 лет.



ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

1.

Студия. Диван с журнальным столиком. На стене растянут синий хромокей для фона. Сбоку расставлены несколько прожекторов и пара зонтов. А также компьютерный стол за которым сидит Евгений.



Евгений. Семен Грицаюк? Семен Грицаюк... Грицаюк. Да, знаю я такого. У нас в нашем городе, среди фотографов его все называли Сюма. Черт его знает почему, никогда не интересуюсь почему и кому какое прозвище дали. Называю просто, как все. Ну. Вот в общем. А среди своих коллег. Ну. Тоже фотографов. По общему делу кто. Признаюсь... я успел неплохо заявить о себе. Обо мне достаточно наслышаны, в подобных кругах, что зачастую позволяет мне...

Входит Селантьев.

Селантьев. Здравствуйте. Я ищу Евгения Кодратенко.

Кондратенко. Ааа... вы по какому собственно вопросу?

Селантьев. По поводу заказа для нашего журнала.

Кондратенко. Проходите-проходите, пожалуйста.

Селантьев. Так значит это вы, Кодратенко?

Кондратенко. Да, Евгений Кондратенко(протягивает руку). А вас как?

Селантьев. Меня зовут Максим Селантьев. Представляю журнал «Портал». Надеюсь, вы о нас достаточно наслышаны?

Кондратенко. Присаживайтесь Максим. Да, я о вас конечно же слышал...

Оба присаживаются.

Селантьев. Это хорошо. Вообще-то я тороплюсь. Кстати мы вообще-то не ходим обычно договариваться так о заказе напрямую, как с вами…

Кондратенко. Ну... И чем же я могу вам помочь Максим?

Селантьев. «Живодан». Знакомо вам название?

Кондратенко. Кажется слышал. Но может быть вы поможете вспомнить откуда именно я слышал это название?

Селантьев. Сеть гостиничных отелей. Владельцы этой сети, семейка богатых французов из Парижа. Супруги Бернар и Оливия Дево. Их дети тоже помогают им в расширении семейного бизнеса… и… Вот, собственно они добрались до России, и теперь и до нашего города.

Кондратенко. Кажется я вспомнил. Это отель... Тот, что по центральной? Ближе к площади...

Селантьев. Да, он самый.

Кондратенко. Очень внимательно вас слушаю Максим.

Селантьев. К нам поступил заказ от этого самого отеля. На следующей неделе состоится открытие. Нам необходимо сделать обзор. Планируем уделить этому обзору примерно страниц... Хотя вам это собственно не важно. Дело в том, что наш… В силу банальных профессиональных обстоятельств, наш штатный фотограф покинул нас совсем недавно. Да, не очень вовремя. А наш новый фотограф, к сожаленью пока что еще не соответствует тому уровню, который мы бы хотели представить на страницах нашего журнала. Вообще-то он сейчас пока что на испытательном. Три месяца. И вот. Собственно зачем мы к вам и пришли, Евгений.

Кодратенко. (достает телефон) Разрешите мне уточнить у вас. Когда, в какой день состоится открытие?

Селантьев. Среда. Следующая неделя.

Кондратенко. (просматривает на телефоне) Среда так. Следующая неделя. Среда. Так. Это у нас значит? Значит у нас... двадцать пятое, да? В этот день я свободен. То есть... у меня не намечаются никаких планов по поводу работы.

Селантьев. Замечательно. Простите, что мне нужно вам напомнить, что я тороплюсь. Видите ли…

Кондратенко. Да?



Селантьев. Видите ли, нам хоть и порекомендовали вас, при чем зарекомендовали вас достаточно... высоко так сказать. Но нам ведь прежде не доводилось еще работать вместе. Верно? Поэтому мы бы хотели поближе познакомится с вашими прошлыми работами. Ведь, когда начался поиск подходящей кандидатуры на этот обзор, нам сказали, что вы один из самых опытных в подобном… Вы ведь уже работали с подобными заказами?

Кодратенко. Да, делал. Заказы подобных вашему журналу имеется в моей практике. В моем опыте то есть...

Идет к своему компьютеру. Открывает необходимые для презентации папки.

Кондратенко. Вот, пожалуйста Максим. Эм, здесь есть все, что вас интересует. Пожалуйста, присаживайтесь, сюда, на этот стул. Вам видно? Здесь значит папка со свадьбами. Здесь папка заказов подобных вашему... Аа здесь реклама для ночного клуба. Вот. Собственно... все в вашем распоряжении Максим. Пожалуйста.

Селантьев. Благодарю. Много времени это не займет.

Кондратенко. Не торопитесь Максим…

Селантьев. Вообще-то тороплюсь.

Кондратенко. А, ну да. Я помню. Я здесь рядом. Возникнут вопросы, сразу говорите. Спрашивайте…

Селантьев просматривает файлы. Кондратенко нервно ходит вокруг него. Затем выходит на передний план к зрителям.

Кодратенко. Вот так подфартило! Мои друзья и коллеге по работе, кто раньше работал вот с этим чуваком… С его журналом… Только и делали, что хвастались своими гонорарами которые они отстегнули у них. Я признаться, сам их журнал не читаю. Да, вы знаете? Нам в нашем деле, как правило, интересно не содержание журнала, а сколько они дают за проделанную работу. И кстати, по поводу моих коллег, кто уже работал с «Порталом». Самая важная деталь, которую я сразу подчеркнул после их хвастливых криков… Никто из них, не уходил, оттуда, неудовлетворенным. Вижу теперь, пришла и моя очередь. Короче, этот заказ... этот журнал... в общем... Удача. Есть удача.

2.

Офис Селантьева в редакции журнала. Сам Селантьев сидит за компьютером. Входит Семен с папкой.

Семен. Здравствуйте.

Селантьев. Что вы хотели?

Семен. Я хотел поговорить. По поводу заказа.

Селантьев. А по конкретней, пожалуйста. Что мы у вас заказывали?

Семен. Вообще-то, ничего. Но я хотел обсудить с вами один заказ...

Селантьев. Вы кто собственно?

Семен. Я? Меня зовут Семен Грицаюк. Я фотограф.

Селантьев. Верно. Я не припомню, чтобы мы у вас делали какие-то заказы. Или сотрудничали с вами прежде. Так, и что вам собственно нужно, Семен?

Семен. Я хотел. Простите. Разрешите присесть?

Селантьев видимо с неохотой кивает.

Семен. Спасибо. Ааа. Как мне к вам обращаться? Как вас зовут?

Селантьев. Максим. Селантьев.

Семен. Максим, простите, что отнимаю у вас время. Я вижу какой вы занятой человек я постараюсь все сделать как можно скорее. Чтобы не заняло у вас много времени. Аа. Я хотел предложить вам свои услуги... по поводу заказа, на открытие французского отеля, «Живодан».

Селантьев. Извините, но мы уже сделали заказ у...

Семен. Да, простите Максим, я знаю, вы сделали заказ у одного моего знакомого, коллеги, Евгения Кодратенко. Но я бы хотел...

Селантьев. Знаете Семен, я повторюсь. Дело в том, что мне не доводилось слышать вашу фамилию прежде. А Евгения нам порекомендовали...

Семен. Да я знаю, простите еще раз что перебиваю вас. Собственно именно об этом я с вами и хотел поговорить Максим. Дело в том, что... да. Евгений, очень, талантливый человек. Он уже давно этим занимается и, у него, замечательная репутация. Которая и позволяет ему... сотрудничать с людьми вроде вас. И все это благодаря его опыту и рекомендациям, о которых, вы и наслышаны.

Селантьев. Не очень хочется напоминать вам о моей занятости, Семен.

Семен. Я уже почти закончил. Понимаете, мне не предоставляют таких же рекомендаций, которыми мог бы похвастаться Евгений. Потому что я занимаюсь этим... эээ. Я начал заниматься этим гораздо позже. И вот в чем собственно состоит мое предложение. Не имея подобного стажа и... рекомендаций, которые есть Евгения, я не могу запросить у вас за свои услуги ту же самую цену, что и он. Мои услуги, будут стоить, конечно же, дешевле. И...(аккуратно кладет свою папку на стол) если вы ознакомитесь с моими работами, то увидите. Что мои снимки, моя работа, ничуть не отстает, и не ниже по уровню, чем у Евгения.

Селантьев изучающе смотрит на Семена.

Селантьев. И что? Вы хотите, чтобы мы отказались от услуг Евгения

Семен. В первую очередь, Максим, я бы хотел попросить вас подумать над этим. Решение принимаете вы, и кто я такой, чтобы заставлять вас, его менять. Все, чего бы я хотел, это, чтобы вы приняли его, лишь после того, как ознакомитесь с моими работами. Только это. Ничего больше.

Селантьев переводит взгляд на папку.

Селантьев. Вы знаете Семен? Вообще-то, дела так не делаются.

Семен. Все что я вам предлагаю Максим. Это то, что мои услуги будут стоить вам дешевле, а работа будет проделана та же. И вот собственно об этом я только хотел вас попросить подумать. Спасибо. Я больше не стану отнимать у вас время.(встает) В папке есть мои контакты. На случай, если вам станет интересно, или у вас будут... какие-то вопросы.



Идет к двери.

Семен. Еще раз вам спасибо, Максим, всего вам доброго.

Уходит.

Селантьев сидит за своим столом уставившись на папку, оставленную Семеном. Немного поразмыслив, подвигает ее к себе. Принимается листать.

3.

По сцене проходит Кондратенко. Звонит его сотовый. Отвечает на звонок.

Кодратенко. Слушаю? Да, это я. Здравствуйте Максим. Как поживаете? Да, что-то случилось? Так. Но вы ведь уже... как так? Вам мои снимки не понравились? Ну тогда в чем дело, Максим? Подождите. Вы сможете еще раз зайти к нам? Нет, тогда разрешите я сам зайду? Нет, ну... Да что это? Максим. Максим? Да. До свиданья. И вам того же.

Кодратенко стоит какое-то время в задумчивости. После, обращается к зрителям.

Кодратенко. Собственно, только этим мне и запомнился этот... Сюма. От своих знакомых коллег, я позже узнал, что это он... приложил руку к моему заказу. Сюма... Хех! Вы знаете? Я вообще-то человек не конфликтный. Да и, в нашей работе, подобные дела не разрешаются... конфликтным образом. Просто. Как бы вам, получше объяснить. Объяснить, чтобы вы, поняли меня. Ведь, то, что произошло, наложило отпечаток и на то, что происходит со мной даже сегодня. У меня есть девушка. В прошлом году она переехала ко мне, в мою однокомнатку. Живем сейчас вместе. Конечно, у нас уже есть совместные планы, на будущее. Ну, сами понимаете, паре, жить в однокомнатной квартире... в такой тесноте. Я. Я пока что предложения ей не делал. Но, вот, уже скоро. Я же вижу, как она ждет от меня этого. И я тоже жду. С тех пор как мы стали жить вместе, я начал, как и все люди, кто оказывался в похожем положении, как у меня… Я стал копить. Чтобы потом была возможность приобрести для моей избранницы… для нас… что-нибудь и побольше однокомнатки. Что же нам, всю жизнь в такой тесноте жить? Если поругаться вздумается, надо ведь и отдохнуть друг от друга, в разных комнатах. Не в туалете же запираться? Ну… ей в смысле. А что у нас? Стол, да кухня… И каждый день друг у друга перед глазами маячим. Пространства не хватает, подышать хочется. В общем. Этот заказ и дальнейшая работа с этим журналом... могли бы ускорить весь этот процесс. Чтобы облегчить и улучшить нам жизнь, с моей… моей половинкой. И вот, собственно.

Пауза.

Кодратенко. Скажите. Вот… Разве у вас, после случаев, подобных моему, вот... вот, где-то изнутри, даже не из тела, а… не возникает вопроса: Ну... ну, где люди? А?! Как человек... Вот как ты!? Как ты, можешь быть уверен в своем будущем, если живешь с такими... людьми, под одним... солнцем!? На одной планете! Я уже не говорю, про жить в одном городе!! Откуда такие?! Откуда такие люди берутся?! Почему их земля носит до сих пор?! Почему землетрясения или цунами не может их забрать с собой?! Вместо тех невинных матерей и детей, которые каждый год умирают там под обломками!! А детей, которые еще даже курить не начали, сбивают машины или похищают педофилы! Ну почему так?! Почему они живут?! Ведь и правда!! Скольким людям может стать жить легче и лучше, если вот таких… таких, как этот Сюма, меньше станет! Ну разве нет!? Я вот кричу, а где уши?! И что, от того, что я кричу детей меньше сбивать и насиловать будут?! Где уши? Или таких тварей, как этот... меньше станет?!

Пауза.

Кондратенко. Конечно, не станет. Потому что... нет этих ушей.

Уходит.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Книжная лавка. Актеров окружает несколько невысоких книжных полок. Алина рассматривает на них книги. И незаметно подбирается ближе к Семену. Семен переводит взгляд с книг на нее. Пытается лучше разглядеть.

Семен. Алина?

Алина. (недоумевает) Да?

Семен. Здравствуйте.

Алина. Здрасте.

Алина по-прежнему недоумевает.

Семен. Я? Я... Семен Грицаюк. Я у вас в друзьях есть.

Алина. Аа. Вообще-то, я не всех друзей у себя знаю.

Семен. Ну да, я видел. У вас список друзей такой... не короткий. Видимо незнакомых молодых людей много добавляются. У меня тоже незнакомых людей много, я их и знать не знаю... вот, думаю надо бы уже... поудалять таких.

Алина. Я тоже об этом думала недавно.

Семен. И меня тоже удалите?

Алина. Не знаю…

Семен. А можно мы с вами уже на ты?

Алина. Уже?

Семен. Ну по крайней мере вам, ко мне можно на ты. Просто Сема. Семеном меня называют только по деловому вопросу.

Алина. И чем вы занимаетесь?

Семен. Я фотограф.

Алина. Аа. Понятно.

Семен. Что, или кого я фотографирую?

Алина. Нет, я этого не спрашивала.

Семен. А вам интересно?

Алина поводит плечами, словно ей все равно.

Семен. Я делаю снимки в стиле Ню. Сейчас ищу как раз натурщиц для нового заказа. Вам случайно не интересно?

Алина. Нет. (после паузы) Но мне интересно, что такое Ню?

Семен. Ню. Ню... Ню-ню-ню. Это как бы... фотографии... с красивыми обнаженными женщинами...

Алина. Неужели? И вы сочли меня пригодной для такого?

Семен. Да. Но обнажаться для таких снимков вам бы совсем не стоило... ведь вы и так, очень…

Алина. А без одежды я значит не такая очень...

Семен. К сожаленью, мне пока не удалось, лицезреть, вашу красоту без... одежды.

Алина. «Пока не удалось»?!

Семен. Вы книги читать любите? Знаете сейчас вообще-то модно... хотя слово модно не совсем подходящее. Скорее, просто... пользуется популярностью электронные книги, которые бесплатно скачиваешь и потом читаешь себе на телефоне. Вы так не делаете?

Алина. Да нет, скачиваю тоже. Но это как-то уже поднадоело...

Семен. Хочется книгу в руках подержать, самому страницы перелистывать, запах от бумаги почувствовать. На обложку посмотреть, когда книгу закрываешь.

Алина. Да. Есть такое.

Семен. А я вообще с тех пор как скачивать начал, реже читаю. Потому что больше качаю, чем читаю. (смеется) Не успеешь до первых страниц дойти, как захочется что-то новое уже скачать и прочитать. И в итоге ни за что не берешься. Книг накачал кучу, а читать... даже не знаешь с чего начать-то. Вот в библиотеках раньше...

Алина. Взял одну книгу на месяц, и читай себе...

Семен. Да, точно. А сейчас... сидишь в инете, столько всего выходит, появляется. Яндекс, гугл набрал и скачал. И все. Вот есть оно у тебя. Что ты хотел. И лежит, пылиться, на жестком.

Алина. Это потому что человек слишком быстро получает то, что он хочет. Если человек прилагает больше усилий и терпения для того, чтобы получить то, что ему нужно, он бы дольше мог наслаждаться тем, что так хотел заполучить.

Пауза.

Семен. Вы знаете? Я вообще-то не философ. Но... а вы? Вы на чем-то таком учились?

Алина. Нет. Я по образованию просто лингвист.

Семен. Не простой... А сейчас чем вы занимаетесь?

Алина. Я администратор. В офисе, курсы преподавания иностранных языков, «Foreigner».

Семен. Кажется да, я слышал про вас. По-моему даже думал как-то прийти...

Алина. Ну вот. Там я и работаю.

Семен. Ясно.

Пауза.

Семен. Аа. Вообще-то я не делаю фотографии с стиле Ню. Я просто, надеялся что вы знаете что это такое и... хотел подшутить над вами. (смеется) Нет. Я просто делаю заказы для журналов и свадеб. Вот.

Алина. Я вообще-то знаю, что такое Ню. Просто вы выкручиваться начали забавно...

Семен. А да? Ха-х! А вы уже работали в Ню?

Алина. Нет-нет. Просто знаю. Не переживайте.

Семен. А ну ясно. Понял. Ии э я же сказал, вам ко мне на ты можно.

Алина. Тебе тоже.

Пауза.

У Семена звонит телефон.

Семен. Я сейчас. (берет трубку) Да? Я тут недалеко. А ты? Чё-то ты рано... С чего бы? Нет, удивить меня у тебя не получилось. Мне все известно о твоей... черепашьей пунктуальности... один случай ничё не исправит. Все, завязывай! Будешь мне еще тут вспоминать. Да, я же говорю недалеко тут. Скоро буду! Ага.(кладёт трубку). Мдам. С друзьями вот в киношку собрались. Один уже подошел оказывается. Я думал он самым последним придет из нас... и вот, чё-то... решил выпендриться на этот раз...

Алина. Ну, хорошо.

Семен. Слушай... ты может с нами хочешь пойти? Мы там ничего...

Алина. Нет спасибо.

Семен. Блин! Извини... да... чо-то я совсем уже... разогнался. Не туда поехал... в общем... Я вконтакте тебе напишу, хорошо?

Алина кивает в ответ.

Семен. Хорошо. Значит удалять меня пока не будешь, да?

Алина. В ближайшее время нет...

Семен. Все, понял. Ну пошел. Приятно очень было поболтать... надеюсь, не в последний раз. Пока.

Алина. Давай. Приятного просмотра.

Семен. (издалека) Ага, Спасибо!

Алина остается одна на сцене. Мечтательно и задумчиво, с улыбкой на лице ходит по сцене. Выходит на передний план и обращается к зрителям.

Алина. Тут я и познакомилась с Семой. (свет на заднем плане, где была книжная лавка гаснет) В тот же день я пришла домой... зашла на свою страницу, а там... Меня ждало от него сообщение. Он рассказал как они с друзьями сходили на фильм. Ходили на какие-то ужасы, не помню название. Рассказывал, как они... ржали, почти весь сеанс. После чего, все зрители в зале уже ближе к середине фильма, стали… ржать вместе с ними. Фильм был ужасный. Но они классно провели время. Сема говорил, что важнее не то, на какой фильм идешь... а важно... с кем (пауза). Хорошо помню каждый фильм на который мы ходили с Семой. В основном, фильмы выбирал он. Крепкий орешек-Пять. Джанго- последний фильмТарантино. Легенда номер семнадцать. Тепло наших тел. Оз: великий и ужасный. Возвращение героя. Постоянно хочется их пересматривать... и если я все же смогу досмотреть их конца... (недоговаривая начинает в пол).

Входит Семен. Уже в другой одежде. На плече сумка для фотоаппарата.

Семен. Привет!

Алина. Привет (целует в щечку). Ты камеру взял?

Семен. Ну да. А что? Это же мой хлеб?

Алина. Сейчас будешь зарабатывать?

Семен. А что такого? (направляет объектив на Алину. Щелкает) Вот смотри. Как ты думаешь? Сколько бы мне дали за такой снимок?

Алина. (смотрит на снимок) Не знаю. Но на этой фотографии кое-кого не хватает. И если бы там был... этот кое-кто. Она была бы... бесценна.

Семен. Хм. Ты знаешь, мне кажется любая фотография с Брэдом Питом по своему бесценна...

Алина смеется.

Семен. Но я бы предпочел снимок с... Меган Фокс

Алина. Меня, на одном снимке, с Меган Фокс?

Семен. Нет... конечно на разных.

Алина. Хм... как банально.

Семен. Да, наверное. Тогда так. Мы с тобой, на одной фотографии с Меган Фокс и Питом.

Алина. Мм.

Семен. А потом я их сотру на фотошопе...

Алина. Мне нравится.

Семен. Мне тоже... Херня правда какая-то.

Семен берет ее за руку. В другой он держит камеру.

Семен. Куда пойдем?

Алина. Я думала, ты захочешь спросить «Пойдем к тебе»?

Семен. Пойдем к тебе?

Алина. Нет, не хочу…

Семен. Куда пойдем?

Алина. Не знаю. Куда ты хочешь?

Семен. К тебе.

Алина. Нет.

Семен. Тогда в парк?

Алина. Пошли.

Алина и Семен снова берутся за руки и идут дальше.

Парк.

Семен. Сегодня дома сижу значит. У Ани телефон звонит. А она в это время в туалете была. Ну я думал поднять трубку. И смотрю, какой-то Кирилл звонит ей. Ну не буду же я поднимать и говорить, что Аня там какает. Хотя признаться хотел. Ну и думаю, что это там за Кирюша появился?

Алина. Ты нас с ней познакомишь?

Семен. А ты хочешь уже?

Алина. Почему нет?

Семен. Я только за. Как в гости придешь так сразу. Если она дома будет.

Алина. Ладно. И что? Этот Кирюша у тебя в голове сейчас засел? Ревнуешь?

Семен. Чё ты говоришь? «Ревнуешь»... на моем месте побыла бы поняла. Это тебе не сестра старшая...

Алина. Я не в том смысле ревнуешь. А, как брат я конечно имела ввиду. И это вполне для тебя нормально...

Семен. Правильно, я брат. Ты бы о младших своих не заботилась и не беспокоилась бы?

Алина. Вот. Это и есть ревность, старшего брата.

Семен. Так. Все, проехали.

Алина. А сколько ей лет?

Семен. Восемнадцать.

Алина. Ну, она уже совершеннолетняя.

Пауза

Семен. Это ты сейчас что имела ввиду?

Алина. Что она уже взрослая. И опыт в жизни ей пора получать и решения самой принимать.

Семен. Какой опыт? Гандоны надевать другим?!

Алина. А она что!? Уже надевала?!

Семен. Не дай Бог!

Алина. Ну и все! И я не это имела в виду. Я про то, как долго ты будешь ее отгораживать так?

Семен. Сколько придется...

Алина. И сколько придется? Старшие братья... ну вот смотри. А если бы у меня была не старшая сестра, а старший брат, такой же, ревнивый, как ты. И он бы также относился к тебе... какого бы тебе было? Не все равно разве?

Семен. Еще раз для особо непонятливых. Это, не ревность... я старший брат! Это разве не о многом должно тебе говорить?

Алина. Не придирайся к словам. Ну так как бы ты относился к этому? Если бы у меня был старший брат?

Семен.(молчит) Я бы с ним поговорил просто...



Алина. Неужели? На какую тему? Кто из вас любит больше?

Семен. Уж точно не на эту...

Алина отпускает его руку.

Семен. Ну что!?

Пауза.

Алина. Наверное уже пора сказать все как есть?

Семен. Что как есть?

Алина отворачивается и отходит на пару шугов. Семен ждет ответа.

Алина. Мож тебе набухаться надо чтоб ты уже все сказал?!

Семен. Чего?! Набухаться? Тебя чё на алкашей уже потянуло? Трезвым тебе не нравлюсь...

Алина. Да! Потому что трезвым, ты никогда не говоришь все как есть у нас!

Семен. А что ты хочешь услышать?!

Алина. Не то, что я хочу услышать! А у тебя! У тебя есть что мне сказать!?

Семен. Да, есть. Сегодня пятнадцатое, у тебя как раз ПМС сейчас должен начаться! А я под раздачу попадаю...

Алина. Что?

Семен. Да я подсчитал уже. Когда у тебя, и что...

Алина. Ты ебанутый...

Семен. Чё? (пауза) Чё ты сказала?!

Алина. Что слышал...

Семен медленно подходит к Алине. Та не двигается с места и смотрит Семену прямо в глаза. Семен стоит прям перед ней. Дрожжит правая рука. Алина ждет... Семен не отрывает от нее глаз. Затем ложит на плечо лямку от фотоаппарата.

Семен. Я не ебанутый. Просто Аня росла без отца и матери. А я. Я делаю все, чтобы им не о чем было бы беспокоиться. Потому что я помню сколько раз папа промолился Богу, вслух, лишь бы нас с Аней одних не оставлять. А ты. Ты просто этого не видела, поэтому не понимаешь... (берет ее за руку) Аня нас никак вообще-то не касается. Поэтому не надо из-за нее или разговоров о ней называть меня ебанутым... Окей?

Алина. Извини. Извини, не злись... это просто... я злюсь. Это не потому что у меня... там...

Семен. Я тебя люблю.

Алина. (молчит) Ты правда ебанутый?

Семен. Видимо ты только в таких и влюбляешься. Да?

Алина. Видимо да.

Семен. Мило...

Семен крепко прижимает Алину к себе. Целует ее. После поцелуя, Семен словно против своей воли, отпускает ее руки. Уходит. Алина остается одна и смотрит ему вслед. Он не оборачивается. Алина какое-то время снова смотрит в пол. Затем снова обращается к зрителям.

Алина. Тот день закончился… просто сказочно! Простите за пафос. На этот раз Сема не отшучивался, как делал раньше, постоянно. Он наконец сказал то, что я хотела услышать... (пауза) И это был наш последний день. Как вам лучше сказать? Сема... Сема исчез. Не знаю, кто так сказал... все пришли к выводу, что он уехал из города, вместе с сестрой. А куда? Друзья, искали его также, как и я. Даже из его родственников... которым я решилась позвонить… никто ничего не знал. Сема… они никому ничего не сказали. Номер у него заблокирован... Страница удалена… Мне он ничего не сказал.(пауза) А потом до меня дошли и другие слухи. От них мне стало...(сдерживает слезы) более чем... не по себе. Кто-то рассказывал... кто-то говорил... что Сема очень заботиться... и любит свою сестру. И в слово «любит» вкладывали... понимаете... другой смысл... будто… как будто… они с сестрой...

Алина хочет успокоить себя, но у нее не получается. Поэтому она уходит. Напоследок оборачивается в сторону, куда только что ушел Семен.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

1.

На сцену, на передний план выходит пастор. Держит несколько листков бумаги А4. Ходит из стороны в сторону пристально глядя в свои бумажки. Репетируя проповедь, он все время смотрит на них, лишь изредка поднимая глаза в сторону зрителей.

Пастор. Пусть Иисус покинул эту грешную землю. Мы с вами знаем, что лишь его тело, в котором родила его мать... лишь тело Его покинуло нас. Не Он сам. Он пребывает с нами и по сей день, вы ведь знаете это. И с тех пор, как он стал для нас невидим и не слышим, не прошло ни одного дня, чтобы мы не заговорили о нем. Люди познавшие Христа, ровно, как и не познавшие, продолжают говорить о нем, не зная его истинной сущности. Уже прошло более двух тысяч лет. А мы продолжаем говорить о нем. Помнить его. И разве не есть подтверждению тому, что Он до сих пор с нами? Люди, чьи деяния оказались пусты, тщетны, и в чью основу не была заложена Божья любовь, предались забвению. И они не остаются в памяти будущих поколений. Конечно, здесь можно возразить, а что, Гитлер и Муссолини предались забвению? Люди до сих пор не могут прийти в себя от того, какое зло они причинили за свою недолгую жизнь. Братья и сестры во Христе, позвольте вам напомнить, что имя Иисуса, не сходит с наших уст, вот уже более двух тысяч лет. Тем более, даже через таких коварных и обреченных, как тот же Гитлер и Муссолини, Бог сумел подарить нам откровение. Откровение о том... как же все-таки бесценна жизнь человека. Любого человека. И я также напомню вам, что жизнь человека, начинается с рождения души, а не плоти. И душа человека, во сто крат ценнее, чем его плоть. Не забывайте, что узнав человека, вы видите, слышите и чувствуете его плоть. А Иисус, проливший за нас свою кровь, был тем, кто видел в первую очередь наши души. Не плоть. Потому что человек, это в первую очередь душа! Не тело!

Входит Роман.

Роман. Пастор!

Пастор. Здравствуй. (не поднимая глаз) В чем дело? Я немного занят, как видишь...

Роман. Яя... я, мне нужно поговорить с вами. Понимаете? Я... я не могу. Все это время. Знаете, как будто...

Пастор. Хорошо, успокойся Рома(складывает свои бумажки). Какой пастух не побежит искать свою овцу, чтобы снова вернуть ее в свое стадо? Присядь... В чем же дело?

Оба присаживаются

Роман. Скажите, вы, давно знаете Семена?

Пастор. Хм... а почему ты интересуешься?

Роман. Значит, вы плохо его знаете. Откуда он, и чем он раньше занимался... и что у него вообще за жизнь? Вы этого всего не знаете...

Пастор. Понимаешь Рома. Как бы не хотел садовник насладиться и сохранить свой виноградный сад во всей красе, его взору не подвластна каждая ягодка. Это дано лишь...

Роман. Да, я вас понял пастор...

Пастор. Говори, чего тебе?!

Роман. Пастор. Когда вы предложили ему быть фотографом на моей свадьбе... Вы? Вы хорошо его знали?

Пастор. Я знаю его с тех пор как он пришел к нам, за спасением. А когда я узнал, чем он занимается, я тут же вспомнил о вас с Ириной. Я конечно не думал, что он будет это делать бесплатно, но уверен, что вам бы это обошлось гораздо дешевле. Учел ваше нынешнее положение. Вы ведь не могли себе позволить...

Роман. Значит... вы только знали, что он фотограф... если его можно так назвать. И все? Это все, что вам было о нем известно?

Пастор. (вздыхает) Знаешь, что я думаю Рома? Я думаю, что я скажу тебе все, что ты хочешь услышать, только тогда... когда ты наконец примешь решение, рассказать мне, что у тебя случилось. И как к этому причастен Семен... Потому что я не знаю, что тебе от меня нужно. Помолиться...

Роман. Нет пастор, в том то и дело... Сколько уже мы с Ирой не... и молились тоже... все без толку. Она срывается на мне. Я еле сдерживаюсь, чтобы не нагрубить ей… а того и хуже. Понимаете?

Пастор. Рома...

Роман. Я начал беспокоиться сразу, как увидел его в день нашей свадьбы. Хотя бы потому что он опоздал, а должен был прийти в ЗАГС еще раньше нас. А когда мы прошли в зал для росписи, я все время искал его глазами. Он все делал... не то, что там... на отвали. Я все время боялся что он выронит свой фотоаппарат, хоть он висел у него на шее. А знаете, где он был когда я надевал кольцо на Иру? В смысле на ее палец... Знаете где он был?! Не возле нас... со своей камерой! Он сидел возле наших друзей... и... спал. Просто спал, с опущенной головой! Его разбудила подруга Иры, когда мы должны были уже стоять при кольцах... в смысле с кольцами. Наши родственники просто... они... вы не представляете. Кто-то не сдержался и начал кричать на него... прям посреди... а он просто, не обращал внимания. Он как будто... он столько раз спотыкался об эти стулья в зале, где сидели наши родственники...

Пастор. Не торопись Ром. Спокойно.

Роман. (словно не слышал пастора) Я конечно понимаю, что это не его праздник. Но блять! О, Боже! Простите пожалуйста пастор. Яя.. вы видите? Видите что со мной? А знаете сколько раз он щелкнул своей камерой за все время пока мы были в ЗАГСЕ? И когда потом поехали кататься... Я сам не знаю сколько... просто, иногда, когда он целился в нас своей камерой, мне казалось, что он просто забывал нажать на кнопку! Он сфотал нас несколько раз, не сняв крышку с объектива, и даже не заметил этого, пока я ему не крикнул!

Пастор. Он был пьян?

Роман. Нет пастор... от него совсем не пахло. Если бы он пил, мы бы точно заметили это... Я... я... подозреваю кое-что другое... понимаете? Он... он ведь обдолбался в конец! По нему сразу видно было! По его глазам!

Пастор молчит.

Роман. Вы бы видели Иру. Он... он просто испортил ей и нам весь праздник! Мы с Ирой… мы с Ирой только и думали о том, какие фотографии получатся... и каких уже точно не будет. Он ни разу не сказал нам улыбнуться... мы делали это сами. Не говорил нам как нужно встать, в какую позу... Ира в этот день после всего только и говорила о нем. Спрашивала... как вы пастор, могли его посоветовать нам?! У нас и так была скромная свадьба, так ее испортили еще... чуть не испортили. Вы... представляете в каком мы были настроении?! Что у нас в голове творилось!? И это в наш свадебный день!! В день, который мы будем всю жизнь вспоминать... это ведь должен быть самый счастливый день в жизни. Я знаю, у многих может быть это не так... Но у нас с Ирой было так... я проснулся и так нервничал... и... так хотел ее поскорей увидеть. И когда увидел... Я! Пастор.

Пастор. Тише Ром, тише...

Роман. Я готов... готов завалить его! Я был готов стереть его в мокрое кровавое пятно в тот день... И каждый раз, когда видел его лицо... мне хотелось расколоть ему череп его же камерой, чтобы не видеть этого... этого бездушного похуизма. Когда люди женятся... когда у них такой день... такой день... зачем он так?! Я... ведь ничего ему даже не сказал. Я все время успокаивал себя как вы говорили, что... как там? Простишь ты, и прощен будешь ты? Или как там? Но пастор... Я ведь никогда не думал и не планировал женится дважды или трижды. Я хотел женится, устроить одну единственную свадьбу на всю жизнь... И... Она ведь единственная! И это ведь на всю жизнь... Если бы вы слышали сейчас Иру. Что она говорит... мы напоминаем друг другу, что это всего лишь, просто фотографии... хотя не просто. Сейчас она смотрит в интернете на странице своих замужних подруг... на их фотографии со свадьбы... вспоминает их как у них все прошло... и… ревет. Просто, ревет.

Пастор молчит.

Роман. Что мне делать пастор? Это ведь... это ведь вы... вы.

Пастор. Я все понимаю Рома.

Роман. Чё?

Пастор. Если то, на какое место меня помазал Господь, и то, в чем ты сам покаялся, когда пришел к нам! Если это место для тебя все еще священно... несмотря на то... сколько раз ты уже осквернил его, при Отце, при Иисусе, и при мне... то успокойся, и выгони все эти мысли из своей головы, пока дьявол окончательно не заполучил твою душу через все то, о чем ты мне сейчас поведал Рома!

Роман. Простите. Боже, прости меня. Я-я-я. Я грешен, прости. Я ведь только... я слаб...

Пастор. И знай, что перекладывать вину на ближнего своего-есть большой грех. Ты ведь помнишь что нет невиновных и безгрешных среди нас.



Роман. Да, помню пастор, я помню...

Пастор. Ты молодец, что хотел и пытался всеми своими силами простить его. Это была Божья воля, воля Иисуса. Он хотел этого. Но Сатана не давал тебе сил простить... он лишал тебя их... чтобы в тебе осталась лишь твоя злость и негодование... чтобы ты дал волю своей плоти! Будь сильнее... Лишь умение простить самый страшных из всех грехов делает нас ближе к Иисусу и Царствию его. Он знает, что мы слабы, что дьявол не дремлет... поэтому всегда готов простить нас, и хочет, чтобы мы тоже прощали, как Он.

Роман. Да-да. Я прощу, прощу, я смогу простить.

Пастор. И передай это Ирине. Давай мы сейчас вместе помолимся за вас. И за Семена. Пусть у вас откроются ваши духовные глаза и уши. А с Семеном я поговорю.

Роман. Да, спасибо...

Оба закрывают глаза и складывают руки вместе.

Пастор. Трижды воззовем к Господу и помолимся. Три, четыре! Гооооооооосподь!!! Гооооосподь!!! Гооооооооспооодь!!!

2.

Семен сидит на той же самой скамейке. Листает библию. Входит пастор.

Пастор. Семен.

Семен молчит и продолжает листать библию.

Пастор. Семен?

Не отвечает. Пастор подсаживается рядом. После чего, осторожно дотрагивается до его плеча.

Семен. Даа?

Пастор. Здравствуй Семен. Как видишь это я. Что ты делаешь?

Семен. (очень вяло, словно, только что очнулся) Я. Я-я так. Листал. Книгу. Бии-б-лию то есть. Слово Божье. Божье Слово! Ка-к правильна?

Пастор. Как тебе удобно. Но мне больше всего нравится такое название... Письмо любви, от Отца, его детям.

Семен. Пи-сь-мо. Пись-мо детям. Да... От отца. Как бы… кабы я хател, его. Палучить его...

Пастор. Оно перед тобой Семен. Ты открываешь его. Пытаешься понять. Так ты становишься ближе к Господу.

Семен. А он. Ну, он. Оон, ввв аду, или вв раю?

Пастор. Кто?

Семен. Нуу... па-па-па мой... и мама... пра-вда я, яя пл-охо помню. Маму.

Пастор. Они приняли спасение?

Семен. Не знаю. Папа ин… и… иногда хадил. Свечку. Ну там. Свечку, ставить, кажется. Хадил. Паставить.

Пастор. Но это ведь излишне Семен. В нашей церкви не нужны никакие свечки. Или иконы. Или храмы. Все что нужно для того, чтобы служить Господу, уже есть. А ему, нужно лишь твое сердце. Любящее сердце.

Семен. Та-ак. Оон, в раю?

Пастор. Это известно лишь Ему. Мне не дано этого знать. Мы можем прожить всю жизнь с Богом, но всегда нужно помнить, что дьявол не дремлет. И отступиться от Бога, можно даже в последний момент, усомнившись в силе Его.

Семен. Прасти. Прас-те. Простите. Я пойду.

Пастор. Подожди. Присядь обратно пожалуйста. Хочу с тобой поговорить.

Семен. Мы же… мы и так… так, разговариваем...

Пастор. Это другой разговор.(ждет когда тот присядет) Видишь ли. Ты ведь знаешь Романа?

Семен. Ммм...

Пастор. Ты был фотографом на его свадьбе, невесту зовут Ирина.

Семен. Дааа, был. Роо-ома... такой… приятный, дооб-рый. И Ира... Ира. И-ра кажется красивая...

Пастор. Вот. Ты все прекрасно помнишь? И знаешь... что они остались... не довольны твоей работой.

Семен. Пом-ню... спал я... там... в зале...зале, да спал... некрасиво получилось. Они... расстроились да?

Пастор. Да Семен. Они очень расстроились. Более того, я ведь поручился за тебя, когда порекомендовал тебя. Ты сказал, что у тебя проблема с работой. Мы помолились, и Бог дал тебе возможность исправить свое положение. Почему ты так повел себя? Ты выставил меня в ужасном свете... Нет. Это конечно не так важно... как то, что... ты упустил шанс, который дал тебе Господь. Почему? Семен. Почему ты так повел себя?

Семен. (молчит) Я... та-м... се-с. Сес-ттренка просто... видите ли... очень… люблю ее... люблю… Аню люблю, очень. Аня... о-на... когддаа. Мы жили в... дома, в общем... иии... и… аа я тогда... девушка была... красивая... но Аня... она... она у нее... праблемы в общем... мы... патом я...

Пастор. Семен. Что ты делаешь с собой? Разве ты не видишь? Дьявол забирает твою душу... Его когти вцепились в тебя, и не выпустят, потому что он никогда не отпускает тех, кто сам отдает ему себя. Зачем ты отдаешь ему себя Семен? Ты же покаялся... Иисус принял тебя к Себе. Он всегда принимает. Неужели ты не видишь? Посмотри в свое отражение и ты увидишь, сколько бессов, сколько демонов сидит внутри тебя. А Иисус борется за тебя в этот момент. Он продолжает проливать свою кровь за тебя. Потому что он любит тебя, и дал распять Себя, за тебя. Неужели зря он пролил свою кровь? Не дай дьяволу одержать над тобой верх. Дай Духу святому победить их.

Семен молчит. Весь в себе.

Пастор. Давай помолимся с тобой. Я помолюсь за тебя. Но ты прими вновь Духа святого в свое сердце. Помни об Иисусе, о Голгофе, о воскресении, о мученике, который был распят вместе с Иисусом, и в последний момент, уверовал в Него, и Иисус сказал ему, что в царствие небесном ты будешь ходить посреди меня. Давай. Никогда не поздно вновь обрести Христа и принять Его, своим Господом и Спасителем. Давай помолимся.(складывает руки вместе для молитвы) Закрой глаза.

Семен и пастор медленно закрывают глаза.

Пастор. (проговаривает молитву очень резко, со скоростью автомата, как все харизматы) Трижды воззовем Господь и я помолюсь за тебя! Три, четыре! Гооооспоооооодь! О Гооооспооодь! Гооспооооооооооодь! Всемогущий, всевидящий и всезнающий Бог, Слава Тебе и Хвала! О Боже, ты привел Семена в дом твой, чтобы он познал твою великую, драгоценную, бесконечную любовь! Спасибо тебе! Я благодарю тебя! Спасибо тебе, за сына Твоего! Боже прошу тебя, всем сердцем и душой, обереги его, защити его! Ибо Ты знаешь, что дьявол не дремлет, и продолжает искушать детей твоих! Вырви его из когтей Сатаны, вырви его... его из пламя огненой гиены, которая ждет его, если он продолжит свой путь в этой жизни, без Тебя! Но я верю Гсподь, для тебя нет ничего невозможного... в твоих силах освободить его, вырвать из лап черного пса, из хвоста змеи, которая обхватила его в свои объятия, потому что желает проглотить его и не дать сыну Твоему познать Царствие Небесное Боже!

Семен открывает свои глаза. Затем встает и уходит.

Пастор. О Господь! Не дай демонам и бесам забрать твоего сына к себе, в свою огненную яму, от которой ты бережешь и защищаешь детей своих Боже! Я именем Иисус Христа призываю духа Святого, и заклинаю всех демонов, прочь! Прочь именем Иисус Христа! Прочь! Изыйди тварь из тела невинной души! Боже призываю, ибо знаю, что только твоим именем, смогу я, помазанник твой, изгнать всех злых духов, все бессов, которые искушают сына твоего. О Боже. Твой сын нуждается в Тебе. Ты благослови его обильно. Пребывай с ним. Оберегай и защищай его. Ибо я знаю, и верю, что каждый сын твой... каждая дочь твоя... нуждается, в твоей любви. Я с благодарностью и любовью молюсь, во имя Иисуса Христа. Аминь.

Свет гаснет.

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

1.

На сцену выходят Аня и Миша. Одной рукой Аня держится за его локоть, другой за кисть.

Миша. Знаешь, что меня всегда больше всего раздражало в фильмах ужасов?

Аня. Знаю.

Миша. Что?

Аня. Что там все дураки. У них все всегда перед носом, но что-то заставляет их вести себя не так, как бы сделал ты на их месте.

Миша. Не только это. Меня раздражает, что там все до черта... не знаю как сказать... Все главные герои в фильмах ужасов, нереально отважные и бесстрашные...

Аня. В смысле?

Миша. Когда кто-то сидит дома один, и услышит звук в подвале, он или она обязательно возьмет ссобой фонарик, и будет с железным, непробиваемым взглядом спускаться, так словно он забыл кота там покормить. А если в больнице или каком-нибудь еще месте где так и пахнет смертью и кровью, уже не говорю про кладбища... главный герой всегда пойдет туда, откуда доносятся странные звуки или крики... Чтобы разумеется вывести очередную тварь, или маньяка, или приведение на свет, чтобы его можно было увидеть. Я надеюсь ты не разочаруешься во мне и не бросишь меня, если я тебе скажу... что если бы я, услышал у себя дома в подвале странные звуки или крики ночью... я бы приехал к тебе...

Аня. Вполне понятные и логичные действия.

Миша. Которые ты никогда не увидишь в фильме ужасов...

Аня. Может быть увидим... Кстати, подвала-то у тебя нету...

Миша. И самое смешное, что если такое и будет, то на такой фильм никто не пойдет. Такой уж зритель. Ему нужно сидеть в своем безопасном кресле, пока кого-нибудь на экране расчленяют, или запугивают до усрачки.

Миша затихает. Они молча присаживаются на скамейку.

Миша. Можно я кое-что спрошу тебя?

Аня молчит какое-то время.

Аня. Я... я все тебе расскажу.

Миша. Что расскажешь?

Аня. Ты все это время терпел... Я говорила, что не могу пока что, тебе рассказать. Хотя на самом деле... если честно, когда я так говорила... то не собиралась тебе ничего рассказывать. Не нужно было. Но я вижу, что у тебя на лице.. как ты думаешь об этом. Я не могу. Потому что... тебе правда не нужно это знать. Но ты хочешь... А я держу тебя в неведении... ты терпишь это. И... я просто представила, как тебе однажды все это надоело... что тебе не просто это надоело... а что тебе это уже не интересно. Что я тебе не интересна. Что не могу многого рассказать о себе. А ты хочешь знать... я ведь о тебе все знаю. И конечно ты ждешь, что я тоже все расскажу о тебе. И вот... ты давно уже меня не спрашивал об этом... Скажи Миш... тебе все еще это интересно? Интересно узнать обо мне?

Миша. Конечно интересно. Ты только не нервничай...успокойся Анют.

Аня. Давай, я тебе все расскажу. Мне ведь и самой тебе хотелось рассказать.

Миша. Хорошо Анют... но. Я правда конечно, хочу все о тебе узнать... Но если не хочется, я подожду, сколько ты хочешь. Сколько нужно.

Аня. Нет. Я сама уже не выдержу... мне... я ведь ни с кем не говорю об этом кроме Семочки. А мне так... так хотелось тебе обо всем рассказать. Мне так тяжело было иногда, ты не представляешь Миш...

Миша. (обнимает) Я слушаю. Я всегда хотел это услышать... и я... я всегда ждал тебя. Ждал. Мою Анюту.

Пауза.

Аня. Только я не буду говорить откуда мы приехали с Семочкой, хорошо? Так нужно.

Миша. Конечно Анют. Рассказывай, что посчитаешь нужным. Что я должен знать, а что нет.

Аня. Только этого тебе не нужно знать Миш, только это.

Пауза.

Аня. С чего начать?(пауза) Когда я училась в институте, был один молодой человек. Сначала он начал писать мне сообщения в интернете. Потом. Потом, он однажды после пар... он подъехал на машине прям к нашему универу. Хотел подвести меня. Но я отказалась. Поехала домой на автобусе как обычно... а он... он оставил машину прям там, возле универа, и сел со мной в автобус. Он не приставал ничего такого... был очень вежливый и добрый. Потом он узнал мой номер и стал звонить... почти каждый день. Я не всегда отвечала на звонки. Понимаешь... просто... мне... мне тогда другой мальчик нравился... с параллельной группы. А тот... Тот продолжал звонить и приезжать после пар. Знал мое расписание на каждый день. И... Однажды я... я просто опаздывала... нас задержали на паре. А он... он предлагал подвезти. Был также вежлив, и ни разу не нагрубил мне. И я... я согласилась. Села к нему в машину. Он не приставал. Просто, пытался поддерживать разговор, узнать меня получше. Мы ехали, и просто разговаривали. И вот.. когда он уже довез нас почти, до перекрестка, возле нашего дома... (прижимается лицом к плечу Миши).

Миша. Тише-тише Анют... все, не надо больше...

Аня. Я очнулась и увидела перед собой Семочку. Он... он так плакал. Начал целовать меня. Когда целовал меня... я тоже заплакала, не понимала, что происходит. Начала успокаивать его... пока не увидела врача... который начал меня осматривать. Я поняла, что лежу в палате. А у того парня, который ухаживал за мной...у него... у него не было прав... это были только слухи... но я... я... вспомнила как он ехал... как он ездил когда подвозил меня... и... хотел наверное меня попугать или произвести впечатление... не знаю. Его отец очень серьезный человек в нашем городе. Скорей всего он их просто купил ему... права в смысле. А сам он... (в слезах, крепко прижимается к Мише, и закрывает свое лицо). Он разбился...

Миша. На смерть?

Аня. Даа... Семочка боялся, что я тоже не очнусь…

Пауза.

А мать того парня... во всем меня винила. Говорила его отцу, что... что я дразнила его. Что я игралась с ним и просто хотела, чтобы за мной побегали. Я... у меня и в мыслях не было. Я не дразнила его... ты веришь мне? Он просто был очень, настойчивый. И... И он у них единственный сын был. И его мать... она сказала... что... что не оставит это так… что лучше бы я сдохла, вместо ее сына. Сказала… что не даст мне жить. Она хотела подать на меня заявление... хотя меня же не в чем было обвинить! Я и не знала почти его. У его семьи... я же тебе сказала... у них такие связи в городе были. Про его отца такие слухи ходят… о том… о том, чем он занимался раньше. А однажды... однаж... когда я у подруги осталась ночевать... к нам домой пришли какие-то люди. Семочка был дома. Он их не впустил... а они, они же ко мне пришли. Они подумали, что я прячусь дома. Семочка их не впускал, и… они… они! Они его… ему досталось за меня… И, и... спрашивали где я сейчас нахожусь? А он правда не знал ведь... (после паузы) Мы поняли, что нам не дадут там жить. В нашем городе... Где мы родились, где мама с папой похоронены...


скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Действие первое
434.7kb.
Пигмалион Роман в пяти действиях Действие первое
1122.83kb.
Литература первое сентября Русский язык первое сентября Английский язык- первое сентября Российская газета
15.25kb.
Урок по физике и информатике в 11 «г» классе по теме: «Действие магнитного поля на движущиеся заряженные частицы»
55.5kb.
Bellerbys College Первое высшее образование
61.34kb.
Школа имеет свою историю. Село Сухосолотино существует около 300 лет, первое упоминание 18 век (1747год)
26.08kb.
О введении в действие санитарных правил и нормативов СанПиН 3
738.34kb.
-
996.1kb.
2. утвержден и введен в действие постановлением Государственного комитета СССР по управлению качеством продукции и стандартам от 28. 04
84.46kb.
Действие света
662.36kb.
3 утвержден и введен в действие приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 21 апреля 2009 г
1003.82kb.
Ноэль коувард
439.98kb.