Главная страница 1
скачать файл





Содержание

Введение 4

1. Характеристика конфликтов и проблема глобального

управления на современном этапе. 15

1.1 Общая характеристика международных отношений

и конфликтов периода холодной войны. 15

1.2 Характеристика современных международных

отношений. Процессы глобализации. 17

1.3 Природа и определение конфликта. 20

1.4 Типология конфликтов. 31

1.5 Изменение характера конфликта в современных условиях. 38

1.6 Проблемы глобального управления мировым сообществом. 50

1.7 Глобальное регулирование конфликтов. 60

2. Генезис и эволюция деятельности «Группы семи/восьми» 68

2.1 Причины и условия возникновения «Группы семи» 68

2.2 Краткая история и механизм деятельности «Группы семи/восьми» 75

2.2.1 Структура «Группы семи/восьми». 79

2.2.2 Механизм деятельности «клуба». 84

2.2.3 Документация саммитов. 85

2.2.4 Цели и задачи стран-участниц в «Группе». 88

2.3 Практическая деятельность «семерки/восьмерки». 96

2.3.1 Эволюция тематики саммитов в период холодной войны. 96

2.3.2 Работа «Группы» после окончания холодной войны. 102

2.4 Россия в составе «клуба». 125

2.4.1 Начальные этапы подключения России к «клубу». 125

2.4.2 Почти полноправное членство. 127

3. Предотвращение и урегулирование конфликтов

в рамках «Большой восьмерки» после окончания холодной войны 138 3.1 Деятельность «Группы семи/восьми» в сфере структурной

политики предотвращения конфликтов. 138

3.1.1 Функционирование «восьмерки» во взаимодействии с другими участниками международных отношений

и самостоятельно в современных условиях. 138

3.1.2 Определение рисков, а также глубинных причин ситуаций нестабильности и повышенной конфликтности

в международных отношениях. Разрешение данных проблем

в рамках «Группы восьми». 152

3.1.3 Совместные проекты и инициативы «Группы восьми» и проблемных регионов в области предотвращения

и урегулирования конфликтов. 169

3.2 Решение вопросов обеспечения региональной стабильности в рамках «Группы семи/восьми». 179

3.2.1 Вовлеченность и роль «Группы семи/восьми»

в конфликтах на Балканах в 1990-е годы. 182

3.2.2 Вовлеченность «Группы семи/восьми»

в ближневосточный мирный процесс. 221

3.2.3 Урегулирование ситуации в Восточном Тиморе

при содействии «Группы восьми». 232

3.2.4 Возможности «восьмерки» влиять на события на африканском континенте (на примере конфликта

в Судане-Дарфуре). 239

3.2.5 Рекомендации «восьмерки» в отношении других

зон конфликта и напряженности. 243

Заключение 252

Библиография 268

Приложения 310

ВВЕДЕНИЕ

Группа восьми ведущих промышленно развитых демократических государств мира, представляющая собой механизм неформального взаимодействия и регулирования современных международных отношений, включает в свой состав Великобританию, Германию, Италию, Канаду, Россию, США, Францию и Японию, а также Европейский Союз (ЕС) в качестве наблюдателя. Свою историю этот элитный «клуб» ведет с 1975 года, когда лидеры этих государств [кроме Канады (присоединилась к «Группе» в 1976 году), представителя ЕС (стал принимать участие во встречах с 1977 года) и России (вхождение затянулось на целое десятилетие конца XX - начала XXI века)] по приглашению президента Франции Валери Жискар д'Эстена провели неофициальную встречу в замке Рамбуйе (Франция), в ходе которой обсуждались вопросы макроэкономического и валютно-финансового регулирования. Со временем повестка дня «клуба» была расширена и стала включать в себя все животрепещущие не только экономические, но и политические проблемы глобального масштаба.

Международные отношения на рубеже XX и XXI веков характеризовались неопределенностью и большей нестабильностью ввиду резкого изменения ситуации на мировой арене после распада биполярной конфронтационно-кооперационной модели международных отношений и исчезновения одной из супердержав - СССР. Соответственно, на рубеже 1990-х годов деятельность всех без исключения международных институтов претерпела значительные изменения, т.к. существовала настоятельная необходимость адаптироваться к новым условиям. Этот процесс коснулся, в том числе, и такого неформального элитного «клуба» мировых западных держав, как «Группа семи», а после вступления России в него -«Группы восьми». Наиболее наглядным показателем подобной адаптации к новым условиям стало принятие «семеркой» в свои ряды Российской Федерации.

Другим важным изменением в деятельности «Группы» стала ее серьезная вовлеченность во все без исключения сферы и проблемы глобальной политики и экономики; а также усиление политической, по сравнению с изначально задумывавшейся экономической, составляющей в повестке дня саммитов «клуба».

Одной из причин подобного положения стала необходимость построения новой архитектуры безопасности на мировом геополитическом пространстве и решение стратегической задачи заполнения вакуума влияния в зонах бывшего советского доминирования.

Актуальность проблемы. Данная диссертация представляет собой исследование сложной взаимозависимости факторов, определивших роль, место и подходы «Группы восьми» к предотвращению и разрешению конфликтов во взаимодействии с другими международными акторами на всех ступенях мировой политической иерархии с учетом состояния международных отношений в целом после окончания холодной войны.

Передел мира после смены очередной модели международных отношений на протяжении всей человеческой истории приводил к кровавым конфликтам и столкновениям различной интенсивности. Уроки двух мировых войн и полувековой биполярной конфронтации подвигли мировое сообщество к выработке определенных правил поведения на международной арене, позволивших избежать военного кризиса глобального уровня. Но при этом, переход к новой модели сопровождался ростом общей нестабильности и количества конфликтов на региональном и локальном уровнях, в первую очередь на периферии международных отношений. Такая ситуация привела к тому, что проблема предотвращения и разрешения конфликтов, наряду с вопросами усиления глобальных угроз терроризма и распространения оружия массового уничтожения, также была включена в список приоритетов международного сообщества. Это характеризовало не только деятельность государств, официальных и неправительственных международных организаций de jure, но и неформальных встреч «Группы семи/восьми». Поэтому автор данного исследования поставил своей целью всесторонне изучить и проанализировать как самостоятельную, так и во взаимодействии с другими международными акторами, деятельность данного неформального механизма в области предотвращения и разрешения конфликтов.

Научно-практическая ценность данной работы состоит в том, что углубленное изучение поставленной проблемы может внести достаточно серьезный вклад в разработку теории международных отношений и выявление движущих сил развития международной системы после окончания холодной

войны, существенно пополнить историческую науку фактическим и аналитическим материалом, касающимся важного направления внешней политики Российской Федерации, и, в итоге, вывести на рекомендации прикладного характера. Дополнительную актуальность приобретает тот факт, что увеличение числа региональных конфликтов по всему миру, течение которых осложняется и становится более опасным в связи с их более размытой природой, а также усилением угрозы терроризма, как дополнительного фактора воздействия на конфликты и приобретения глобального характера этой угрозы, может привести к общей дестабилизации планеты. Данный факт представляется еще более значимым в связи с тем, что Россия, вновь став одним из ведущих игроков международных отношений, является одним из гарантов жизнеспособности существующей международной системы.

Предметом исследования является деятельность «Группы восьми», а также ее предшественницы - «Группы семи» ведущих индустриально развитых государств в сфере предотвращения, управления и урегулирования конфликтов. Особенностью данного исследования является необходимость освещения и изучения параллельного взаимодействия стран «Группы» с другими международными организациями в вышеозначенной области. Причем либо все участники «восьмерки», либо большая их часть одновременно являются членами всех вовлеченных в процесс институтов. Цели и задачи работы обуславливают необходимость выхода за хронологические рамки, обозначенные в работе, для лучшего понимания и анализа структуры и деятельности «клуба» в области предотвращения и разрешения конфликтов.

Выбор предмета исследования в большой степени обусловил выбор темы, цели и конкретных задач диссертации.

Целью данного исследования является определение роли и места «Группы» в деле предотвращения и разрешения конфликтов, утверждение о преимущественном, по сравнению с другими международными акторами, положении для наилучшего решения глобальных проблем, в данном случае проблемы преодоления конфликтного потенциала планеты, а также изучение перспектив развития «клуба» в рамках современной системы международных отношений.

В ряду задач исследования стоит:

• анализ процесса становления «семерки», а затем «восьмерки» и изменение ее роли и статуса в международной системе, с преимущественным влиянием на потенциал влияния на ситуацию в зонах существования напряженности и ведения боевых действий;

• периодизация процесса перехода от преимущественно экономической, к политической составляющей тематики саммитов «восьмерки»;

• исследование взаимодействия и влияния «Группы восьми» на вовлеченные в процесс предотвращения и разрешения конфликтов другие международные организации;

• определение возможностей и вклада «восьмерки» в области структурной и оперативной политики предотвращения конфликтов;

• рассмотрение позиций, как российского руководства, так и глав государств и правительств остальных членов «Группы» в подходе к разрешению основных конфликтов на международной арене, а также возможности и интересы каждого из партнеров в каждом отдельном случае;

• оценка результатов участия России в «клубе» и влияние превращения «семерки» в «восьмерку» на изменение потенциала и роли «Группы» в разрешении региональных конфликтов;

• прогноз будущего развития «восьмерки», в первую очередь с точки зрения оказания влияния на управление конфликтами и стабилизацию системы международных отношений;

• выработка практических рекомендаций относительно повышения эффективности «Группы восьми» в сфере предотвращения и разрешения конфликтов, а также наиболее выигрышной и конструктивной позиции России в рамках «клуба» для достижения поставленных задач.

Хронологические рамки данного исследования определяются периодом с окончания холодной войны до времени объявления на саммите 2004 года в Си-Айленде крупномасштабных инициатив о реформировании и повышении благосостояния региона «Большого Ближнего Востока и Северной Африки», а

также формировании и обучении новых контингентов миротворцев из числа граждан развивающихся стран, в первую очередь государств африканского континента. Логика исследования обусловила необходимость выхода в ряде случаев за данные хронологические рамки, т.к. история формирования самого «клуба» и эволюция его деятельности позволяют наиболее полно проследить и определить изменение характера и значимости тематики конфликтов в рамках «Группы».

Научная новизна настоящего исследования заключается в том, что впервые в отечественной исторической науке предметом анализа стала деятельность группы наиболее развитых индустриальных стран мира в конкретной политической области, а именно, управлении конфликтами. Помимо этого, впервые проведен сравнительный анализ взаимодействия различных акторов международных отношений в области регулирования конфликтного потенциала международной системы и рассмотрена координирующая и системообразующая роль «восьмерки» в этой сфере, а также изучено формирование и развитие подходов к проведению структурной политики предотвращения конфликтов.

Методологическую основу исследования составил междисциплинарный подход. Проблемно-хронологический и фактологический анализ ключевых положений деятельности «Группы семи/восьми» в рамках краткосрочных и долгосрочных тенденций управления конфликтами дополняется использованием теорий политических школ «исследований мира», «исследования конфликтов», а также стратегических исследований.

Для понимания роли и функций данного механизма в рамках взаимодействия с другими акторами международных отношений, с учетом перекрестного членства участников «клуба» в других международных институтах и наличием особых геостратегических и геополитических интересов всех игроков системы, в данном исследовании были использованы методы структурно-функционального и системного, а также институционального подходов. Серьезную роль в проведении данного исследования сыграло использование понятийного аппарата и методов исследования, применяемых в рамках теории глобализации и взаимозависимости. При анализе ресурсов и степени влияния «восьмерки» на военно-политический, экономический, психологический и иные аспекты феномена

конфликта был использован аналитический инструментарий теории глобального управления, в том числе в рамках совокупных черт моделей мирового правительства, концепций политического управления глобальным развитием, базирующихся на идеях однополярности, а также корпоративного глобального управления.

Данное исследование проводилось, как на основе большого количества документального, так и монографического и иного материала, а также на базе личных наблюдений и интервью с чиновниками МИД отдельных стран «восьмерки» и представителями экспертного сообщества.

В качестве источников в работе использовались итоговые документы саммитов глав государств и правительств «семерки/восьмерки», а также заключения и заявления министров иностранных дел «Группы». Немалое место в этом ряду занимают пресс-конференции и брифинги, проводимые в ходе встреч «клуба» различных уровней самими лидерами и их министрами, а в отдельных случаях также старшими должностными лицами, ответственными за подготовку и проведение таких встреч.

Автор, являющаяся также директором российского проекта «Группы по исследованиям "восьмерки"» при Университете Торонто и принимавшая участие в предваряющих саммиты «восьмерки» научных конференциях, а также саммитах в Эвиане и Си-Айленде в качестве эксперта вышеуказанной исследовательской группы, широко использовала личные наблюдения, справочно-документальные материалы и интервью с ответственными за подготовку саммитов должностными лицами, а также министром иностранных дел Канады Б.Грэмом.

В ходе проведения исследования автор широко использовала такие российские и зарубежные научные журналы как «Вестник Европы», «Космополис», «Международная жизнь», «Международные процессы», «Мировая политика и международные отношения», «Полис», «Россия в глобальной политике» , "Internationale Politik", "Pro et Contra", а также "Economist", "Foreign Affairs", "G7 Bulletins", "The International Spectator", "Peace Research Journal", "Survival" и т.д.

Большой объем текущей фактической информации содержался в отечественных и зарубежных новостных агентствах: РИА-Новости, Рейтер, Би-Би-

Си, Агентство Франс-Пресс (АФП); а также в периодических изданиях и их электронных версиях: «Известия», «Независимая газета», "The Guardian", "International Herald Tribune", "The New York Times", Lenta.ru, SMI.ru и т.д.

Степень научной разработанности проблемы. Представленная тема исследования является чрезвычайно мало, если не сказать что вовсе не разработанной, как отечественными, так и зарубежными историками и политологами. Несмотря на то, что деятельность «клуба» в целом совсем неплохо освещена в публикациях научного и экспертного сообщества, в том числе и в России, а за рубежом даже существуют специальные исследовательские группы по этой проблеме (об этом было сказано выше), избранный диссертантом аспект взаимодействия в рамках механизма в отношении управления конфликтами не изучен вовсе. Лишь за рубежом была издана одна коллективная монография под редакцией руководителя «Группы по исследованиям «восьмерки» Университета Торонто Дж.Киртона и профессора по международным отношениям Американского Университета в Риме Р.Стефановой под названием «Предотвращение конфликтов и безопасность человека: управление в рамках «восьмерки», ООН и ЕС».1 Притом, что автор признает огромный вклад и работу, проделанную коллективом, следует отметить, что в данной монографии, несмотря на содержание большого объема информации, непосредственно проблеме предотвращения конфликтами в рамках восьмерочного механизма было уделено минимум внимания.

Остальные же работы имеют лишь опосредованное отношение к исследуемой проблеме. Большинство отечественных и зарубежных авторов концентрируют свое внимание на проблеме эволюции деятельности и функционирования «Группы» в современных условиях, а также ее роли и месте на международной арене. Взгляды на многочисленные проблемы, связанные с причинами возникновения, различными аспектами деятельности и ролью «Группы» на мировой арене, отражают весь спектр мнений научно-исследовательских кругов на функционирование и последующее развитие современной системы международных отношений. Эти вопросы достаточно подробно рассматриваются в работах отечественных (с упором на историю

вхождения России в «клуб») авторов,2 а также зарубежных исследователей В.Астральди, Н.Бейна, Т.Берри, Г.Гаравольа, А. де Гаттри, Дж. Киртона, П.Падоана, Р.Путнама, П.Савона, С.Стефано, М.Фратианни, П.Хажнала, М.Ходжеса, Р.Шерифиса.3 Наибольшее внимание традиционно уделялось деятельности «клуба» в сфере макроэкономического и валютно-финансового регулирования, что наглядно показывают работы Дж.Дениэльса, Р.Калперера, С.Остри, Х.Ульрих, Дж.Фурстенберга.4 Вопросы безопасности и их решение в рамках «восьмерки» (в данном случае, в первую очередь имеется в виду проблема Глобального партнерства по нераспространению оружия массового уничтожения) в первую очередь исследовались специалистами по разоружению и ядерной безопасности, среди которых можно выделить экспертов ПИР-центра, а также международного центра для исследователей имени Вудро Вильсона (Woodrow

1 Kirton, J. with Stefanova, R. Conflict Prevention and Human Security: G8, United Nations, and EU Governance. Ashgate. 2003

2 Богатуров Алексей «Конституционный кризис» в мировой политике. Космополис №2 (4) Лето 2003 с. 120-126; «Большая восьмерка»: возрождение лидерства», Россия в глобальной политике, Том 1, №2, апрель-июнь 2003; Луков В.Б. Россия в «Большой восьмерке»: 1992-2001 гг. Учебное пособие/ ДА МИД РФ.М., 2001; Луков В.Б. Россия в клубе лидеров. М. «Научная книга» 2002; Луков В.Б. Россия в «восьмерке» Pro et Contra. Том 6, Осень 2001. Внешняя политика России: 1991-2000. с. 33-45; Луков В. Фактор доверия (К итогам Эвианского саммита «Группы восьми»), с.3-11, Международная жизнь, №8, 2003; Пионтковский Андрей «Новые вызовы безопасности XXI века и перспективы создания «мирового правительства» «Вестник Европы» 2003, №9; Системная история международных отношений в 4-ех томах. 1918-2003гг. Т.З, события 1945-2003. под ред. А.Д.Богатурова М.: Научно-образовательный форум по международным отношениям. 2003; П.С.Смирнов «Семерка»/ «Восьмерка» на Окинаве. Международная жизнь, №7 2000, с. 44-53

3 Barry, Т. G8/G7 and Global Governance Foreign Policy in Focus. Vol.5. No.23. July 2000; Bayne, Nicholas and Putnam, Robert D. The G-7 Summit Comes of Age. The Halifax G-7 Summit: Issues on the Table. Edited by Sylvia Ostry and Gilbert R. Winham. Halifax: Centre for Foreign Policy Studies, Dalhousie University, 1995; Bayne, Nicholas. Hanging in there: the G7 and G8 summit in maturity and renewal. Aldershot; Brookfield, Vt.: Ashgate, 2000; Bayne, N. and Putnam, R. Hanging Together. The Seven Power Summits. Cambridge: Harvard University Press, 1984; Garavoglia, Guido and Padoan, Pier Carlo. The G-7 Agenda: Old and New Issues. The International Spectator, 29, No. 2 (April/June 1994), Special Issue, pp. 49-65; de Guttry, Andrea. The Institutional Configuration of the G-7 in the New International Scenario. The International Spectator, 29, No. 2 (April/June 1994), Special Issue, pp. 67-79; Hajnal, Peter, "The G7/G8 System: Evolution, Role, and Documentation", Ashgate, Aldershot, 1999; Hodges, Michael, Joseph P. Daniels, and John J. Kirton, eds. The G8's Role in the New Millennium. The G8 and Global Governance Series. Aldershot, UK: Ashgate Publishing Ltd., 1999; Kirton John J. Introduction in the 7-Power Summit: Documents from the Summits of Industrialized Countries, 1975-1989, xxxii Сотр. and ed. Hajnal Peter I. (Millwood, N.Y.: Kraus International Publications, 1989); Kirton, John J. "Contemporary Concert Diplomacy: The Seven-Power Summit and the Management of International Order. London, March 29-April 1, 1989; Sherifis R., Astraldi V. From Rambuillet to Genoa. Milano. Franco Angeli, 2001

4 Culperer, Roy "Systematic Reform At A Standstill: A Flock Of "Gs" In Search Of Global Financial Stability, The North-South Institute President, 2000; Fratianni, Michele; Savona, Paolo; Kirton, John J. Governing Global Finance. New Challenges, G7 and IMF Contributions. Ashgate Publishing Limited, Aldershot, England, 2002; Von Furstenberg, George M., and Joseph P. Daniels. Economic Summit Declarations, 1975-1989: Examining the Written Record of International Cooperation. Princeton Studies in International Finance, No. 72. Princeton, N. J.: International Finance Section, Dept. of Economics, Princeton University, 1992; Ostry, Sylvia. Summitry: The Medium and the Message. Bissell Paper No. 3. Toronto: University of Toronto, Centre for International Studies, 1988; Ostry, Sylvia. Summitry and Trade: What Could Sea Island Do for Doha; Ullrich Heidi Stimulating Trade Liberalization after Seattle: G7/8 leadership in Global governance, Academic Symposium G8 2000 New Directions in Global governance? G8's Okinawa Summit 19-20 July, 2000, University of the Ryukus, Okinawa, Japan

Wilson International Center for Scholars) и Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне (Center for Strategic and International Studies). Анализ и оценку подходов стран к своему месту в «клубе», а также национальные взгляды на роль «восьмерки» на международной арене можно найти в работах таких авторов как Р.Армстронг, Ф.Дефарж, В.Димок, Х.Мауль, Б.Мей, Х.Овада, Р.Пентилля, Ф.Роберж, Д.Сакурада, Ш.Уда, Т.Хини, М.Ходжес, и т.д.5

Проведенное автором изучение российской и зарубежной научной литературы позволяет заключить, что данная диссертация является первой в исторической науке попыткой исследовать, обобщить и систематизировать проблему предотвращения и урегулирования конфликтов в рамках и посредством «Группы восьми». Вполне естественно, что диссертант опиралась при этом на накопленный мировой наукой богатый опыт исследования не только узко-восьмерочной тематики, но и теоретических проблем развития и функционирования как системы международных отношений в целом, так и отдельных ее аспектов, в первую очередь теорий конфликта и связанных с кризисным регулированием вопросов глобального управления.

Таким образом, при изучении теоретико-методологических аспектов проблемы использовались работы историков и политологов, посвященные анализу основных направлений развития международных отношений, как в период холодной войны, так и в последние полтора десятилетия, с особым упором на тенденции, возникшие после окончания биполярного противостояния. Особую

5 Armstrong, Robert "Economic Summits: A British Perspective" Bissel Paper #4 Centre for International Studies, UofT, May, 1988; Defarges, Philippe Moreau. The French Viewpoint on the Future of the G-7. In "The Future of the G-7 Summits," 177-185. The International Spectator 29, No. 2 (April/June 1994), Special Issue; Dimock, W. Blair. The Benefits of Teamplay: Italy and the Seven Power Summits. Country Study No. 5. Toronto: University of Toronto, Centre for International Studies, 1989; Heeney, Timothy. Canadian Foreign Policy and the Seven Power Summits. Country Study No. 1. Toronto: University of Toronto, Centre for International Studies, 1988; Hodges, Michael. More Efficiency, Less Dignity: British Perspectives on the Future Role and Working of the G-7. In «The Future of the G-7 Summits» 141-159. The International Spectator 29, No. 2 (April/June 1994), Special Issue; Kirton, John "United States Foreign Policy and the G8 Summit", 2000; Maull, Harms W. Germany at the Summit. In «The Future of the G-7 Summits» 112-139. The International Spectator 29, No. 2 (April/June 1994), Special Issue; May, Bernard. Why America Needs the G8: The German Perspective. Security, Prosperity and Freedom: Why America Needs the G8. Indiana University; Owada, Hisashi. A Japanese Perspective on the Role and Future of the G-7. In «The Future of the G-7 Summits,» 95-112. The International Spectator 29, No. 2 (April/June 1994), Special Issue; Risto Penttila, The G8 and Global Security Governance: Advancing American Interests in Arms Control, Counterterrorism and Regional Security.

http://www.g7.utoronto.ca/conferences/2004/indiana/papers2004/penttila.html; Roberge, Francois. French Foreign Policy and the Seven Power Summits. Country Study No. 3. Toronto: University of Toronto, Centre for International Studies, 1988; Sakurada, David. Japan and the Management of the International Political Economy: Japan's Seven Power Summit Diplomacy. Country Study No. 6, 1988; Sherifis R., Astraldi V. The G7/G8 from Rambouillet to Genoa. Milano, Franco Angeli, 2001; Пентилля, Ристо. «Политическая анатомия «Большой восьмерки». Международные процессы. №3, сентябрь-декабрь/2003, с.90-103.

роль в этой связи сыграли труды П.Аллана, Дж. Барреа, А.Д.Богатурова, Н.А.Косолапова, Дж.Ная, С.Хантингтона, М.А.Хрусталева, П.А.Цыганкова.

Критическое осмысление различных концепций, аспектов и эволюции процессов глобализации в работах отечественных и зарубежных ученых, таких как Ф.Войтоловский, Н.А.Косолапов, В.А.Красилыциков, А.И.Салицкий, В.Г.Хорос, Б.Бади, Р.Боулдинг, Р.Кохейн, А.Рагман, имело определяющее значение в написании данного исследования.

Непосредственное влияние глобализационных процессов на возможности влияния на современные конфликты и способы глобального управления ими рассматриваются в работах отечественных - А.Бузгалина, Н.А.Косолапова, В.А.Кременюка - и зарубежных исследователей - М.Бертрана, Дж.Галтунга, А.Грума, Р.Кохейна, Д.Пауэлла, Дж.Розенау, К.Уолтца, Э.Хааса, Е.-О.Щемпеля и т.д.

Природа и определение, а также различные характеристики и типологии конфликтов, способствовавших лучшему осмыслению диссертантом предмета исследования, содержатся в работах российских и советских исследователей -В.И.Антюхиной-Московченко, Н.И.Дорониной, А.А.Злобина, М.М.Лебедевой, Д.М.Фельдмана, М.А.Хрусталева, а также Р.Арона, Дж. Бёртона, М.Брауна, С.Ван-Эверы, Ч.Глейзера, А.Грума, К.Дойча, Р.Коэна, К.Лейна, Дж.Миршаймера, Э.Мэнсфилда, Дж.Оуэна, Р.Розенкранца, Дж.Снайдера и т.д.

Об изменении характера конфликта в современных условиях были написаны монографии и коллективные труды такими учеными, как П.Валенстин, Й.Варвик, Р.Каплан, Д.Коляр, а также российскими исследователями М.М.Лебедевой, Г.Морозовым, П.А.Цыганковым и т.д.

Теоретическое значение работы состоит в том, что впервые был исследован генезис и становление концепции предотвращения, управления и урегулирования конфликтов в рамках «восьмерочного» механизма; изучено влияние на результат и способы действия «восьмерки» в конфликте в зависимости от интересов каждого из партнеров «клуба»; рассмотрено влияние внешних к «Группе» факторов на отдельную ситуацию; а также степень реальной, по сравнению с заявляемой, деятельности и ее успехов в данном направлении.

Помимо этого, была сделана попытка спрогнозировать роль и место «восьмерки» в сфере управления конфликтами на среднесрочную перспективу.

Практическая значимость данного исследования определяется серьезностью и масштабностью проблем разрастания и увеличения численности этнополитических, религиозных и иных региональных конфликтов, а также сопутствующих этим конфликтам гуманитарным катастрофам, когда ежегодно мировое сообщество теряет сотни тысяч убитыми, в том числе и среди гражданского населения, огромное число людей превращается в беженцев или вынужденных переселенцев, что создает проблему не только для них самих, но и для стран, их принимающих. Религиозная и национальная нетерпимость, характерная для подавляющего большинства современных конфликтов, грозит их перерастанием за пределы самих государств и зон нестабильности, что также усугубляется появлением феномена международного терроризма, превращающего данную проблему в проблему глобального масштаба и требующего совместных усилий всего мирового сообщества, при координирующей роли его лидеров -«Группы восьми». Участие России в данном форуме имеет определяющее значение как для более эффективного решения поставленных задач, так и для роли и места, а также последующего развития самой Российской Федерации в будущем. Прогноз возможных перспектив деятельности «Группы восьми» в направлении предотвращения и урегулирования конфликтов позволит выработать оптимальный курс и подход России к данной проблеме.

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечивается использованием обширной документальной и фактической базы; проверкой аналитических и прогнозных выводов путем выявления их соответствия реальным тенденциям развития.

Структура работы обусловлена логикой проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав (теоретической, обзорно-исторической и предметно-историко-аналитической), заключения, библиографии и приложений.

1. Характеристика конфликтов и проблема глобального управления на современном этапе.

1.1 Общая характеристика международных отношений и конфликтов периода холодной войны.

Биполярность международных отношений, определявшая их характер, структуру, а также состав и поведение акторов на международной арене, прекратила свое существование с распадом одной из двух супердержав - СССР - и всего восточноевропейского социалистического блока. Пришедшая ей на смену система международных отношений, по мнению автора, и спустя почти полтора десятилетия еще находится в стадии формирования. Принципиальное отличие нынешней системы международных отношений заключается еще и в том, что произошел не только слом ялтинско-подстдамской биполярной, но и эрозия Вестфальской системы мира, существовавшей с 1648 года.

Стабильность существовавшей прежде системы международных отношений определялась существованием ограниченного числа влиятельных акторов, а С: именно лишь двумя соперничавшими супердержавами, окруженными достаточно

однородными по политическим, экономическим и идеологическим параметрам союзниками-сателлитами. Основным стабилизирующим фактором в военной сфере являлось наличие ядерного оружия, существование которого свело возможность глобального конфликта между этими блоками практически к нулю (концепции ядерного сдерживания, ядерного устрашения).

Более того, несмотря на существование международных организаций и интернационализированной финансово-экономической системы отношений, основными акторами международных отношений оставались именно государства-нации. (Именно поэтому в годы холодной войны особый расцвет и влияние на политическую науку, и даже практическое измерение в осуществлении внешней политики государств западного блока имела школа реализма, трактующая государство как основного и даже единственного участника международных отношений).

Наличие двух противостоящих друг друга военных блоков - Организации Варшавского Договора и НАТО - позволяло СССР и США осуществлять защиту

своих союзников и вынуждало, в целях избежания опасного военного столкновения, могущего привести к ядерной эскалации, осуществлять соуправление кризисами.

Так, в годы холодной войны дипломатия кризиса (два берлинских кризиса, кубинский и т.д.) использовалась как средство предупреждения и заменяла собой вооруженные конфликты, и в этом заключалась ее положительная, конструктивная роль. В предупреждении и регулировании кризисов СССР и США вынуждены были сотрудничать во имя предотвращения ядерной войны.

Необходимость регулирования кризисов (crisis management) привело к разработке в политической науке того времени большого количества различных теоретических и практических методов и способов изучения соперничества по линии Восток-Запад. В условиях холодной войны кризисная ситуация могла использоваться сторонами для получения определенных преимуществ перед противником или даже изменения баланса и стабилизации международной системы на новых условиях.

Иное положение отличало зону третьего мира: т.к. на него не распространялось ядерное устрашение, то предотвращение здесь вооруженных столкновений представляло собой значительно большую трудность. Именно поэтому во времена существования биполярного мира вооруженные конфликты и войны происходили именно на периферии глобального противостояния СССР и США - в слаборазвитых странах Азии, Африки, Латинской Америки. Часть конфликтов имела колониальную подоплеку и велась за национальное освобождение. В то же время многие вооруженные столкновения происходили между боровшимися за власть этническими группировками, кланами и племенами (не интересуясь политическим строем ни одной из держав, противоборствующие стороны заявляли о своей приверженности идеологии той или иной супердержавы в обмен на поставки оружия, технического снаряжения, военных советников и иной помощи).

Внутригосударственные конфликты в центре глобального противостояния в эпоху холодной войны оказались как бы «замороженными» в связи с повышенной консолидацией внутри соперничавших систем и необходимостью сохранять единство перед лицом противника. Внутренние же конфликты на периферии, т.е. в

зоне третьего мира мало интересовали соперничающие стороны. А ООН в соответствии со своим Уставом рассматривала их с позиции невмешательства во внутренние дела суверенных государств.

Более того, как внутренние рассматривались и конфликты, и кризисы, возникавшие внутри каждого из блоков, хотя в действительности это являлось грубым нарушением международных норм и государственного суверенитета стран-сателлитов, подвергавшихся агрессии со стороны супердержав и остальных их союзников.6

1.2 Характеристика современных международных отношений. Процессы

глобализаиии.

После окончания холодной войны и прекращения биполярного противостояния на международной арене произошел «взрыв» - резко увеличилось количество, и изменился сам состав основных участников международных отношений. Помимо традиционных участников - новых независимых государств -бывших республик Советского Союза, государств, образовавшихся в результате распада Югославии, раздела Чехословакии, а также обретших независимость бывших подмандатных территорий ООН - Науру, Тонга, Кирибати, все возрастающую роль в мировой политике стали играть субнациональные структуры (автономии, штаты, провинции и другие субъекты федеральных государств), транснациональные корпорации, банки (транснациональным характером обладают также и многочисленные, и все более угрожающие существованию международного сообщества группировки организованной преступности, террористические организации). Увеличилось также число, или же изменился характер различных региональных межнациональных (НАТО) и наднациональных (ЕС, НАФТА, МЕРКОСУР) организаций. Нельзя не упомянуть и о возросшем влиянии на международные отношения также и отдельных выдающихся личностей (в том числе, бывших глав государств и правительств, либо иных авторитетных деятелей высокого уровня), а также временных объединений частных лиц.



6 Например, доктрина «ограниченного суверенитета» Брежнева - события в Венгрии в 1956 году, в Чехословакии в 1968 году; концепция «заднего двора» в США по отношению к Латинской Америке -
скачать файл



Смотрите также:
1. Характеристика конфликтов и проблема глобального управления на современном этапе
217kb.
Российское законодательство о бухгалтерском учёте и задачи учёта на современном этапе
990.74kb.
Трансстрановые трубопроводы как инструмент реализации национальных интересов в современном мире: политологический анализ
334.16kb.
Саратов 26 декабря 2012
23.13kb.
Соколов Антон Владимирович
503.74kb.
Тема межкультурная коммуникация на современном этапе
166.48kb.
13. Неолиберальная модель госрегулирования на современном этапе. Неолиберализм
37.22kb.
О новых проектах реакторных установок ввэр на современном этапе развития атомной энергетики
795.52kb.
Качество знаний в системе мониторига качества образования в средней общеобразовательной школе
185.58kb.
Асп. Д. К. Чулаков 
79.24kb.
Суд присяжных в США и Великобритании. Сравнительный анализ
258.03kb.
За последние годы в нашу жизнь прочно вошло давно забытое, а многим поколениям и незнакомое понятие Казначейство
73.2kb.